Главная
Регистрация
Вход
Пятница
22-Марта-2019
14:55:02
Приветствую Вас гость | RSS
Aeterna
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Вампир  
Форум » Произведения участников » Дневник Вампира » вторые страницы
вторые страницы
ВампирДата: Суббота, 10-Мая-2008, 14:24:40 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Понедельник, 12-Мая-2008, 20:01:16 | Сообщение # 11
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Джина легла обратно и следила за вампиром из-за полу опущенных век. Вампир проснулся и с ориентацией новорожденного жирафа. Поплелся в ванную. Он умылся. Вампира слегка мутило. И он сполз по стенке на пол.
Он свернулся в комок и прислонился к холодной стене, ощущая нечистоту во всех отверстиях своего тела. Он закрыл глаза, мечтая о теплом полотенце. Которое, в самом деле, принялось бережно обтирать его лицо и рот. Вампир открыл глаза и уставился в бесстрастное лицо склонившегося над ним Джины. Понимание захлестнуло ледяной волной, вместе с воспоминаниями о случившемся прошлой ночью, о том, что он творил и чем наслаждался, обо всех невероятно постыдных и непристойных вещах, которые он проделывал – с этим человеком.
Вампир облизнул губы, и тут же к ним поднесли стакан, наполненный свежей водой. Вампир отхлебнул и поднял взгляд, заставив себя встретиться с Джиной глазами.
– Я тебя ранил?
Джин подумала.
– Ну, поскольку это не совсем та реакция, которую я ожидала, полагаю, что да, немного.
Вампир скривился:
– Дура. Я имею в виду…
– Я знаю, что ты имеешь в виду, придурок. И, разумеется, – нет. Я в порядке. Ты же не слышал прошлой ночью, чтобы я возражала против происходящего, нет?
Вампир сморгнул и, нахмурившись, уставился на кафель.
– Я не знаю, как бы я отреагировал, если бы ты стала возражать.
– Но я же не стала.
Вампир потер ладонью лицо.
– Я не… то есть, не уверен… я…
– Подожди, – Джин поставила стакан на край раковины и присела на крышку унитаза, – Я лучше сяду, чтобы в полной мере насладиться этим зрелищем – Вампир, утративший дар речи.
Вампир наградил ее злобным взглядом, враз растерявшим свою ядовитость, стоило ему упасть на припухшие губы, темные пятна засосов, цепочкой спускающиеся от шеи к груди, и… О, Господи. Отпечатки пальцев на талии и бедрах, отвратительные желто-лиловые синяки. Вампир прищурился.
– Я все-таки навредил тебе.
Джин прикрыла глаза и скрестила ноги. Пожала плечами:
– Полагаю, я получил малую долю того, что заслужила, устроив тебе такое.
– Это… был несчастный случай, – Вампир резко вскинул на нее взгляд. – Ведь так?
– Не будь идиотом. Я не меньше тебя хотела. Даже больше, наверное. Ладно. Что нам сейчас нужно, так это небольшое взаимное отпущение грехов. – Джина зевнула. – Я умираю с голоду. Есть у тебя тут какая-нибудь еда? Или мне лучше пока не произносить это слово?
Вампир подтянулся и принял вертикальное положение. «Голый, – подумал он, – я сижу голый перед Джиной, и она только что с удовольствием меня разглядывала, и я затрахал ее до полусмерти прошлой ночью, и она выкрикивала мое имя, кончая, и отсасывала мне вот этим самым ртом, и закидывала ноги мне на плечи, пока я…»
– Вампи? С тобой все в порядке?
Он потряс головой, пытаясь прочистить мозги.
– Думаю, что... Пожалуй, мне стоит вернуться в постель. И не зови меня так.
Вампир остановился в дверях спальни. О, Боже. Не то, что простыни были по полу раскиданы, вся комната была по нему раскидана. Книги сброшены с полок – почему? Ах, да. Мебель передвинута, ковры скомканы… Что, черт возьми, тут происходило? Он судорожно вцепился в косяк.
– Ничего себе зрелище? – прошептала ему в ухо Джина.
В ее голосе было только насмешливое удивление, и Вампир ощутил новый прилив ненависти к ней. Это немного успокаивало.
– Убирайся, Джин, – устало произнес Вампир, проковыляв к кровати и заползая в нее.
Или в то, что от нее осталось. Он заворочался, пытаясь найти сухое место. Все было липким и… о, черт. Он сел. Кровь. На его простынях была кровь. О черт, нет.
– Джин, – позвал он хрипло.
Она не ответила, собирая свои вещи на другом конце комнаты.
– Джин, – повторил Вампир еще раз, пытаясь подняться с постели.
Мелькнула мысль, что стоило бы записывать свои реакции. Как ботанику, отравившемуся ядовитыми грибами и скрупулезно описывающему свою агонию. Хотя ботанику было бы проще.
– Джин, подожди.
Ее лицо не изменилось, сохраняя замкнутое и непроницаемое выражение. Она сгребла свою одежду в комок одной рукой и продолжала оглядываться.
– Не могу найти свою палочку, будь она неладна, – пробормотала она.
– Джин.
– Что?
– Я… прошу прощения, что причинил тебе боль.
Джина моргнула – раз, другой… три раза подряд. Так же, как перед этим в ванной.
«Что это значит, когда она так делает, – подумал Вампир, – и почему меня должно это волновать?»
– Я не требую извинений.
– Я… я видел кровь на простынях.
Джина пожала плечами.
– Прошлой ночью ты трахал меня непрерывно в течение восьми часов. Чего ты ожидал? А, – сказала она довольно, наклоняясь и выуживая свою палочку из-под стеллажа с книгами. – Чуть не наступила на нее. Слушай, я полагаю, завтра нам придется попробовать все снова, да? Мне приходить к шести, как раньше? – натягивая брюки, добавила она.
Вампир прикрыл глаза.
«А, – подумал он, – так вот в чем дело».
– Нет, – ответил он, – нет. Я полагаю,.. наверное, нам стоит сразу начать заново. Я думаю, тебе стоит остаться.
Джина впилась в него взглядом. Серые глаза оценивали и взвешивали, словно стальные чаши весов. Вампир буквально ощутил, как они покачнулись и замерли. Недовес. Она шагнула вперед, протягивая руку, внезапно налившуюся свинцовой тяжестью. Джина смотрела, прищурившись, как она тянется к его лицу в тщетной попытке приласкать и падает, не закончив движения.
– Останься.
Очень медленно Джина кивнула, не отводя глаз от руки Вампира, потом взглянула ему в глаза:
– Ты так и не сказал, есть у тебя хоть какая-нибудь еда?
– Ммм…
– Да, – простонала Джина ему в шею.
– Не могу… даже двинуться больше не могу.
– Ничего… Тебе и не надо.
– О… О. Угомонишься ты, наконец?…
Джина хрюкнула ему в ухо:
– Да ты шутишь. После всего, что ты со мной сделал. Я мечтала об этом – всю ночь.
– Нет, это нормально… Мне просто… раньше… ах… не приходилось.
Джина замерла, не закончив движения.
– Что ты сказал?
Вампир прокрутил в голове свою последнюю фразу. Ох.
Джина опустила голову и уперлась потным лбом ему в лоб.
– Черт, – выдохнула она, – Вампир, ну почему ты не сказал. Я бы не стала… блядь.
Она сглотнула.
– Ладно. Слушай. Просто… полежи спокойно минуту, – она прикрыла глаза, пытаясь взять себя в руки, – О’кей. Подними… приподнимись немного.
– Мне неудобно.
– Тебе понравится, – она подняла ноги Вампира, и пристроила их себе на плечи, – Вот так.
Он слегка передвинулся, подбирая угол и следя за лицом Вампира. Потихоньку начала наращивать темп, на этот раз куда более плавно и осторожно. Внезапно Вампир резко втянул в себя воздух, широко распахнув глаза.
– Здесь?
– О. О, Господи. Ты. Здесь, – руки Вампира судорожно стиснули простыню.
– Видишь, – прошептала Джина, – Вот поэтому это так заебенно здорово. И поэтому ебаться так здорово.
Вампир запрокинул голову, потрясенно глядя перед собой.
– Не закрывай глаза, Вампи. Я хочу видеть тебя… видеть, как ты кончаешь… да, вот так… о, да, – она начала терять контроль над собой, – Вампир. Не могу…
Она стиснула член Вампира в себе.
– Ааа…
Оргазм скрутил Вампира, и он выгнул спину навстречу подхватившим его рукам, губам, шепчущим на ухо, продлевающим его оргазм:
– Так классно. Ты такой классный, черт. Да, кончи для меня, кончи на меня, вот так, вот так, да...

Они лежали, вымотавшиеся, развалившись на развороченной постели. Джина приподняла голову, и посмотрела на Вампира затуманенным взглядом, потом неверной рукой отвела прядь волос, прилипшую к его потному лицу.
– Все нормально?
Вампир, не открывая глаз, кивнул.
– Вампи?
Она подождала ответа, которого не последовало. Облизнула губы:
– Чего еще тебе не приходилось делать?
Вампир повернул голову и встретил ее взгляд:
– Много чего.
– Вообще?
– Я имею… поверхностное представление о других вещах. Даже не напоминающих, – он лениво махнул рукой, указывая на смятую постель,– это.
Джина приподняла удивленно брови:
– Правда?
– Тебя это удивляет?
– Нуу… Учитывая предыдущую ночь – да, – Джин приподнялась на локте. – Значит, в этом было больше… помрачения, чем чего-то еще.
– Джин. Это вообще одно большое помрачение.
– Точно.
Вампир застонал и свесился со своего края кровати, нашаривая что-то на полу. Вновь появился с небольшим кульком слив в руках, кинул одну Джине.
– Вот. Твой вечный голод меня достал.
– Спасибо, – Джин впилась зубами в сочный плод.
Сок потек по его подбородку и закапал на простыни. Но Джине было все равно. Вампир взглядом провожал капли.
– Ладно.
– Ладно.
Джина хлюпнула сливой:
– Мне скоро надо идти.
– Ясно.
Она перекинула косточку через изголовье, и улеглась обратно:
– Угу.
– Ага.
– В самом деле – ага. Прошу прощения, что беру с тебя пример. Это ведь ты любишь повторить то, что тебе сказали, и ничего толкового не добавить.
Вампир не ответил.
– Тебе нужно принять ванну.
Джина фыркнула:
– Мне много чего нужно.
Вампир потянулся, было к тумбочке, чтобы взять свою палочку, но вспомнил, что ее там нет.
– Я могу убрать большую часть синяков заклинаниями.
– Не надо. Пусть остаются.
Вампир сверкнул глазами:
– Джин, любой, кто тебя увидит, не испытает и тени сомнения…
Джин пожал плечами:
– Да, я знаю, – она подалась вперед, и прижалась к Вампиру всем телом.
Вампир застонал.
– О, Джин, ради Бога, не можешь же ты…
– Шшш, – Джин склонилась к Вампиру и замерла в паре сантиметров от его губ. Облизала свои. – Как насчет этого? Приходилось раньше?
– До вчерашней ночи – нет.
– Тогда надо потренироваться.
Вампир резко отвернулся и уставился в дверной проем.
– Брось, Вампи, не будь задницей.
– Джин, я не могу этого сделать.
Джин замер:
– Чего «этого»?
– Ну и кто из нас задница?
– Вампир, – она ткнулась носом в обращенное к нему ухо, – Я думаю, ты сильно удивишься, узнав, что ты можешь сделать.
– Джин. Одна ночь ебли «этого» не делает.
Джина отстранилась, разглядывая его.
– Ты просил меня остаться. Или это было просто, – он зажмурился. – Так. Чувствовал себя виноватым, да? А пошел ты, Вампир. Без чего я точно переживу, так это без секса из жалости.
Она рывком поднялась с кровати и быстро сгребла свою одежду. Вампир сел.
– Секс из жалости? Из всех возможных нелепых… о чем ты вообще? Только потому, что я сказал…
– Заткнись, Вампир.
Джин повернулась к нему спиной, торопливо натягивая брюки.
– Просто заткнись. Понятия не имею, какого хрена я думала, что ты можешь… неважно. Забудь, – она накинула рубашку. – Мне следовало бы знать, что ты навечно останешься тем же скользким ублюдком, которым всегда был.
И, демонстративно взглянув на правое предплечье Вампира, отмеченное длинным белым шрамом, она сгребла свои туфли и вылетела из комнаты.
Вампир вцепился пальцами в матрас, задыхаясь.
«Это реакция на зелье. Конечно же, это зелье, - думал он. -
От чего еще может так болеть грудь, что даже дышать тяжело?»
– До завтра, козел, – из кабинета донесся голос Джины и звон цепей, отброшенных
ударом ноги.
Вампир отупело, доковылял до ванной и вцепился в раковину, гадая, стошнит ли его снова, или все-таки стоит попытаться съесть что-нибудь. О сливах он думать не мог. Он покосился на свое отражение и нахмурился.
– Ты козел, – прошептал он, пробуя слово на вкус.
Краем глаза он заметил полотенце, аккуратно сложенное на краю раковины, и, поддавшись внезапному порыву, смял его и швырнул через всю комнату. Оно шлепнулось о стену и соскользнуло в ванну с мокрым хлюпом.
Хлопнули двери кабинета, затем двери спальни, и он испугано потянулся за полотенцем, чтобы прикрыться.
– Нельзя было такое говорить, – с белым от напряжения лицом сказала Джина.
Вампир открыл, было, рот, чтобы возразить, протестовать, защищаться – и был захвачен врасплох Джиновским:
– Прости.
Вампир нахмурился.
– Прости, – повторила Джина, – это было… Прости меня.
Вампир нашел в себе силы кивнуть. Неужели это может быть так просто? Он уставился на кафель. Они вернулись к тому, с чего начали.
– Давай попробуем еще раз, – тихо сказал Вампир.


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 13-Мая-2008, 08:48:17 | Сообщение # 12
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
– Зубы спрячь, – выговорилось с трудом, – о да, так. Вот так. Дааа…
Она выдохнула, позволяя себе откинуться на подушку и запустить пальцы Вампиру в волосы.
– Это… о, да…
Вампир выглядел необычайно естественно и дико возбуждающе, стоя на коленях перед ней. Джина расслабилась, отдавшись влажному рту и неуловимому языку Вампира и чувствуя себя полностью обессиленной.
– Это… это замечательно, Вампир. Но подожди… меня, кажется, не хватит еще на раз.
Вампир поднял голову. Глаза у него – как темная стоячая вода.
– Я не хочу останавливаться.
От этих слов у Джины что-то скатилось вниз по позвоночнику – прямо к лону.
– Ну, хорошо, – пробормотал он, – не останавливайся. Полежи мне.
Она откинулась, было на спину, но тут же выгнулся, когда Вампир плотнее обхватил губами ее клитор. Мать твою, да! Вампир, слегка изменив позу, принялся осторожно массировать ее анус, и у Джины перехватило дыхание.
«Себя он так же ласкает? О, Боже. – Мысль о Вампире, дрочащем, кончающем – безмолвно, здесь, в своей спальне. Яростно двигая рукой по члену, закрыв глаза и стиснув зубы. – О, черт.».
- О, черт, да, – произнесла она вслух, вновь выгибаясь дугой и выплескиваясь Вампиру на язык, содрогаясь, теряя контроль, напрягаясь всем телом.
А Вампир впивался пальцами ей в бедра и высасывал, высасывал ее, глотая. Она чувствовала ногой член Вампира, толкающийся в ее ногу, а Вампир стонал, не выпуская ее изо рта, и Джина боролась с головокружением, пытаясь принять вертикальное положение. Неловко потянулся ладонью вниз:
– Нет. Нет, дай я. Вот так, кончи на меня, уделай меня всю.
Глаза Вампира закрылись, рот распахнулся.
– Аааа, – выкрикнул Вампир и проглотил остальные слова, ловя ненасытный рот Джины и собственный кайф.

Джин повозилась в ванне и удовлетворенно вздохнула:
– Давай. Иди сюда.
– Не могу, тут твоя нога.
– А, заткнись. Откинься.
Некоторое время они просто отмокали в теплой воде, Джин бездумно водила губкой по груди Вампира. Тот достал сливу и раскусил ее, капая соком в воду.
– Ты что, слопал последнюю?
– Ммм.
– Поц.
– Для тебя же это не проблема, Джин – с твоими-то выдающимися успехами в области трансфигурации?
– В точку. Я могу заставить плодоносить даже твою палочку, если раскину умом.
– О, ты многого мог бы достичь, если бы тебе было, чем раскидывать…
– Заткнись. Это не смешно.
– К тому же за последний час ты уже дважды заставляла плодоносить мою палочку.
Джин застонала:
– А это еще хуже.
– Лучше потри мне спину, раз уж там сидишь.
– Наглеем, да? – Джин все-таки принялась тереть теплой мыльной губкой плечи и расслабленные руки Вампира.
– Джина.
– Ммм.
– Ты не потребовала от меня извинений. За то, что я сказал.
Губка замерла, потом двинулась снова.
– Я полагаю, что я должна тебе несколько больше, чем ты мне.
Вампир открыл глаза и уставился в потолок, позволяя словам повиснуть в воздухе.
Джин провел губкой по его руке, отмеченной шрамом, затем повторил движение большим пальцем.
– Расскажи, – шепнула Джина ему в ухо.
Вампир вновь прикрыл глаза:
– После смерти Эвана и Чарльза. И… Регула. Я пытался выйти из игры. Это казалось единственным выходом.
– Кто тебя нашел?
Вампир подвинулся, нахмурившись.
– Ты можешь ничего больше не говорить.
– Янсен.
Джина притихла, проводя губкой по второй руке. Прижалась на мгновение лбом к влажному черноволосому затылку, крепче сжимая ногами бока Вампира.
– Не было и дня в Азкабане, чтобы я не думал о самоубийстве, не мечтал о нем. Там были люди, Я не мог знать, кто они, но мог их слышать. Как бродяга. Они пытались разбить головы о стену. Слышно было эхо ударов. Я думал об этом.
– Почему ты этого не сделал?
– Из-за Янсен. Думал, что должен узнать ее.
– Ммм, – Джина повернула ногой кран, добавляя горячую воду, пока ванна не наполнилась до самых краев.
– И еще, – добавил Вампир. – У меня было окно. Крошечное. Я мог видеть уголок Азкабанского кладбища. Люди там долго не живут обычно. А семьи не хотят позориться, хороня их тела. Так что там часто копали ямы, – он помолчал. – Я не хотел – так. Я хотел упокоиться где-нибудь. Куда могли бы приходить люди. После того, как узнают правду.
Они погрузились глубже в горячую воду, покачиваясь в ней. Вампир прикрыл глаза, расслабившись в скрещенных руках Джины. Несколько долгих минут было слышно только как изредка роняет капли кран. Наконец Вампир приподнял тяжелые веки и тут же вытаращил глаза при виде стоящих на полке часов:
– Черт возьми.
– Что еще?
– Погляди, который час. Без четверти четыре. Через пятнадцать минут я должен встретиться с человеком и сообщить ему об успехах. Или о полном их отсутствии. Черт бы их побрал. Дай мне полотенце, – он поднялся и, ругаясь, тяжело пошлепал прочь.
Джина весело наблюдала за ним:
– Ты совсем не оставил мне воды. Ничего, если я наберу еще?
– Ничего если ты… ради всего святого, Джин, я за воду не плачу. Делай что, хочешь, – он повязал полотенце вокруг бедер и вышел в спальню.
Джин прислушивалась к шороху доставаемой одежды, звукам торопливого одевания и невнятных ругательств.
– Что ты собираешься ему сказать? – крикнула она в комнату.
– Разумеется, правду. Собственно говоря, я собираюсь максимально заострить внимание на сделанной тобой глупости.
– Никак не можешь забыть, да?
Вампир просунул голову в ванную, и криво улыбнулся:
– Я думаю, что он пожелает, чтобы мы как можно быстрее начали все сначала.
– Тогда я подожду тут.
Вампир пригладил волосы, проведя по ним ладонью, и скорчил рожу зеркалу, когда его улыбка сделалась слишком широкой.
– Да, – ответил он негромко, – я думаю, ты можешь подождать.
– Отлично. Я так и сделаю, – Джина откинулась в ванне и слушала, как Вампир шагает по комнате, собирая оставшуюся одежду и хлопая дверьми. Он услышал легкий щелчок палочки по замку и понял, что Вампир запирает дверь заклинанием.
«Могу поспорить, он без этого не уйдет», – подумала Джин, и весело сощурилась при мысли о том, что будет, если ее найдут голой в Вампировой ванне.
Она улеглась обратно и прикрыла глаза, прикидывая, как долго Вампир проторчит у его друга. Полчаса как минимум. Куча времени, чтобы приготовиться к грядущей ночи. Джина фыркнула.
Она зевнула и погрузилась в неглубокую дремоту, размышляя, не стоит ли, навести порядок в Вампировых комнатах. Решила, что не стоит, и вместо этого лениво повернула ногой кран с горячей водой.


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ФрейяДата: Среда, 14-Мая-2008, 21:33:06 | Сообщение # 13
Моя любовь
Группа: Администраторы
Сообщений: 41
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Ей ни когда не было так, как было грустно и печально в этот вечер. Она не понимала что за сила позволила встретится Им двум одиноким заблудшим душам. Она стояла у окна который выходил на вишневый сад и по ее щеке текла слеза, о нет она не плакала просто слезы катились сами по себе. Она открыла окно и легкий ветер распахнул легкий прозрачный пеньюар…а под ним не было ни чего, только молодое стройное обнаженное тело.
Джин не могла понять что же связывало ее и того мужчину с которым она иногда проводила свое время, которому она отдавалась всегда до конца. Он ни чего ей не обещал и не давал, все что Джин от него слышала она принимала как просто слова без значения. Ведь понимала все, что говорил Вампир, было спровоцировано его одиночеством и ее сексуальностью и доступностью для него.
- Ты плачешь? – услышала Джин за спиной.
- Нет!!! – ответила она не поворачивая головы.
- Тогда ты знаешь для чего я пришел!!! – тихо сказал голос из-за спины.
- Бл… вот именно я знаю, зачем ты пришел! – с ухмылкой произнесла Джин
- Тогда не будем терять время, начнем прям здесь на подоконнике на окне!!! – громко произнес мужчина и снял пеньюар с тела Джин.
Джин даже не стала поворачиваться, она знала этот голос и кому он принадлежал это был Вампир. Она ни чего не видела, а только почувствовала как он расставил широко ее ноги и загнул так что ее голова и логти оказались лежащими на подоканнике.Джин ощущала, как он медленно но верно своим твердым членом входит в нее сзади и начинает двигаться все быстрее и быстрее, чувствуя внутренними стенками его плоть она начала закатывать глаза но не произнесла не слова ни звука. Вдруг движения закончились и она почувствовала как по ее спине потекла теплая жидкость.
- Тебе было хорошо? – произнес в тишине голос Вампира.
- Тебе надо действительно это знать? - ухмылкой произнесла она.
- Я и так знаю, что ты скажешь!!! – с уверенностью произнес Вампир.
Джин не поворачивая лица в сторону мужчины села на подоконник и почувствовала как уже остывшая сперма потекла вниз к пояснице.
- Ты всегда говорил мне правду? – произнесла Джин, ее взгляд завис на цветах вишневого дерева.
- Мне надо идти, скоро я вернусь… - ответил Вампир, но его перебила Джин.
- Ты не ответил?
- Да…резко ответил Вампир и по звуку его шагов она определила что он рванул к двери и вылетел стрелой из ее комнаты.
Она сидела на подоконнике обнаженная и спокойная и на ее лице была улыбка.


Принадлежащая Ему
 
ВампирДата: Среда, 14-Мая-2008, 21:48:25 | Сообщение # 14
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Дорога, освещенная фарами, бежала под откос. Вампир до отказа выжимал акселератор. Несколько минут неслись вдоль густых сосен, за которыми виднелся берег. Машина взлетела по откосу и остановилась возле небольших посадок на шоссе.
- Никогда бы не подумала, что здесь мы найдем комнату, - Улыбнулась Джин.
Он приник к ней и поцеловал ее губы.
- Вампир, подумай, мне все-таки страшновато. Ты хочешь сразу же?
- Не болтай, - сказал он и его рука скользнула по ее телу, ощущая теплоту и мягкость. Он коснулся ее груди, обхватив ее ладонями, сжал и она, закинув руки на его шею, прижалась к нему, особенно, когда его руки начали знакомиться с ее телом. Рука прошла по ее ногам, скользнула по бедру и завернула юбку. Он погладил ее живот, спину и то, что было скрыто под материей. Спустив платье с плеча, он расстегнул лифчик. Она пошевелила плечами и вытащила его. Обнаженная грудь Джин теплая, мягкая возбуждала его. Он сжал ее и потом начал ласкать кончиками пальцев соски, пока они не напряглись и не стали твердыми. Ее бедра вдруг напряглись, задвигались, как бы в стремлении обхватить его. Склонив голову, он впился в ее губы, схватив их, слегка кусая. Ее тело извивалось, билось в его руках. Он поцеловал ее еще раз, затем стал сосать ее губы, запуская свои язык ей в рот. Задыхаясь, она впилась пальцами в его плечи, прижала к себе, их губы с Джиной в долгом, страстном поцелуе.
- Он уже твердый, Вампир, - прошептала она ему на ухо. - Хороший и очень твердый.
- Боже, - пробормотал он.
- Покажи мне, - она настаивала, поворачиваясь к нему лицом, но, продолжая сидеть у него на коленях.
Он взял ее руку, прижал к себе между ног. Улыбаясь, Джин ощутила вздрагивающее тело. Она почувствовала, как оно напряглось. Прерывистое дыхание Вампир со свистом вырвалось сквозь его стиснутые зубы.
- Я люблю, когда у мужчин он возбужден и горячий, - мурлыкала она.
- А ну-ка сделай так, как будто ты его доишь. - Он дернул молнию штанов... Она застряла. Он рванул ее, торопясь. Его член выпрыгнул наружу. Джин занялась им и рассматривая, стала гладить его рукой. Пробежав пальцами по всей длине, она оттянула кожу и увидела толстую, красную головку, с каплей на конце. Джин медленно водила рукою по этой игрушке и дыхание участилось. Она причиняла ему невыносимую пытку, разжигая его желание, пробуждая дрожь во всем теле, которое стало передаваться и ей. Внезапно он бросился на нее, обхватив руками ее зад.
- Нет, Вампир, потерпи, пожалуйста, дорогой... Я хочу до конца, - и она притянула его голову к своей обнаженной груди. Теперь, двигая рукой по члену, она чувствовала, как он убыстряет игру и ласку с ее сосками.
- Уже большой, Вампир, твердый, - Она мягко подалась своими бедрами навстречу ему. Его же язык двигался по ее напрягшимся соскам. Вдруг, его бедра сжали ее руку. Она почувствовала, как что-то теплое закапало ей на руку. Вскрикнув, Вампир отпрянул, вырывая член из ее рук, задыхаясь, - Боже, стой... Я уже...
Рука Джин провела по его черным, курчавым волосам, они были все мокрые. Она вытерла его краем рубашки.
- О, Вампир, ты, действительно, так возбужден?
- Боже мой, ты еще спрашиваешь, - Он откинулся и тут увидел тени на ее лице, отсвечивающий контур ее груди и струившиеся по ее плечам, рыжие волосы.
- Мне кажется, ты действительно возбужден. Ты понимаешь, что я имею в виду? Я люблю, когда мужчинам нравится это, и когда их штука становится ужасно горячей. Я страстно хочу этой штуки, я ведь тебе тоже приятно от этого, Вампир? - И снова принялась играть его членом, дразня его, будто стараясь повторить всю игру сначала. Она давала ему почувствовать крепкое пожатие ее руки. - И это как раз то, что девушки любят больше, чем что-либо иное. - Она изогнулась, касаясь губами его уха. - И любая девушка возбудится от этого, если мужчина будет подходящим.
- Скажи, Джин, я должен что-нибудь тебе сказать?
- Что ты, Вампир. Ты бы не удивился, если бы я попросила тебя кое о чем?
- Джин, клянусь, я это сделаю. Она прижалась к нему плотней,
- Вампир, - Сказала она, задыхаясь, - Вампир, я была бы счастлива, если бы... Если бы... Там, поласкай меня ртом.
Едва она произнесла эти слова, его рука скользнула вниз, к ее бедрам. Большим пальцем он отодвинул резинку ее трусов, двинулся дальше вниз по ее округлостям бедер.
- Нет, не так, - поспешила добавить она, - Ты должен сделать это ртом. Он неуклюже скорчился на переднем сиденье, чертыхаясь, пока не вылез из-под руля, и не выпутался из педалей. Она пошатнулась и открыла дверку. Он вылез, а она легла на сиденье так, что ее ноги свесились из кабины наружу, спустившись в высокую траву. Она широко раздвинула ноги. Шелковые трусы плотно обтягивали ее зад и плотные бедра. Он прильнул к ней, охватив ее тело руками, и чувствуя ее плотную спину округлые плечи, мягкие волосы. Он склонился над ней, целуя каждый кусочек ее тела, каждый изгиб. Продвигаясь, все дальше и дальше, он положил руку на ее бедро и большим пальцем скользнул под резинку. Он стал гладить ее пупок. Ее живот завибрировал под этой лаской, возбуждал его еще больше. Ощущение сладости и желания возникли у нее. Ее вагина начала приятно пульсировать, а его язык ласкал ее, следуя изгибам ее живота, а ноги Джин ощущали прикосновение его тела. Она чувствовала, как весь ее канал наполнялся влагой. Мягко она откинулась на спину, одной рукой она массировала грудь, играя кончиками сосков указательным пальцем. Вампир стоял на коленях, опустив голову между ее ног. Кончик его языка непрерывно вращался вокруг эластичных холмиков, прикрытых шелком. Его ноздри ощущали острый запах ее лона. Он захватил ртом легкий шелк ее трусов и почувствовал под ним мягкий, податливый комочек. Он жаждал коснуться глубже, стараясь пробраться через то место, где край материи врезался в ее тело. его пальцы стали открывать ход к ее нижнему рту, щекоча, лаская его, гладя длинные холмики, ощущая влагу, дразня, возбуждал ее. Он не щадил ни одной пяди ее тела. Всего касались его губы. Он лизал, ощущал языком и обхаживал каждую частицу, особенно, напрягшийся холмик между ног, будто хотел попробовать на вкус всю ее. Из ее горла вырывались сдавленные вскрики, тело ее извивалось, дрожало, и ее туфель втыкался в землю. Он обхватил ее ноги, поднялся, его ладони сжимали ее зад. Она прижалась к нему бедрами, а он возбуждал ее, водя языком по низу ее живота. Она стала инструментом в его руках, на котором он играл мелодию, отзывавшуюся в каждом ее нерве. Джин потеряла голову от страсти, охватившей ее. Когда он стягивал ртом трусы между ее ног, у нее перехватило дыхание. Извиваясь, она подавала свою вагину ему навстречу, испытывая таинственные постоянные муки, и вместе с тем, дикое наслаждение от натиска его губ. Она уже больше не могла играть со своей грудью. Руки конвульсивно вцепились в сидение, собирая в складки скрипучую кожу. Она почувствовала, как напрягается ее клитор, и стал твердым. Она, как бы случайно, коснулась через шелк трусов и стала играть с ним. Необычайное чувство приводило ее в исступление.
Боже господи, вот это страсть! - Подумал Вампир, дрожа от возбуждения, его губы с еще большей силой прижались к ней. Как одержимый, он стал водить ими по ее лону. Он стремился проникнуть все глубже, устраняя препятствия на своем пути. Это было уже слишком для него: видеть ее раздвинутые ноги, касаться подбородком влажных трусов, видеть эти капли, проступающие сквозь шелк. Преисполненный страсти, он рванулся к щели, как бешенный, и зарылся лицом между ее ног. Джин стонала, полулежа на сиденье, откинув голову, напрягая ноги и двигаясь навстречу ему. Она испытывала огромное наслаждение, ее глаза были полузакрыты, а рот широко открыт. Бессвязно вырывалось из ее груди, - Да, да... О, Вампир, дорогой, как чудесно, чудесно... О – О…О. Ее дрожь передавалась ему. Его язык скользил вдоль губ, погружаясь в складки шелка, влажные от выделений, обтягивающие трепещущую ямку, касаясь мягкого пушка вокруг складок, и стремился прорваться так далеко, насколько он доставал. Вампир ощущал каждый изгиб ее петушка и маленький комочек, в верхней его части. Ее ноги, содрогаясь, вдавливали его голову. Между губами и ее щелью, все же была преграда. - Скользкий шелк, но он был слишком возбужден, чтобы оторваться и отодвинуть его в сторону. Теперь, он уже не мог остановиться. Движения языка становились все энергичнее. Он старался проникнуть все глубже, до внутренних губ и каждым движением, будто электризовал ее. Эта дикая работа языком, наполнила его острым, щекочущим чувством. Он уже не мог остановиться, хотя бы под угрозой смерти, он был слишком увлечен.
Маленькая твердая шишечка трепетала в его губах. Временами, захватывая ее, и катая языком, он как бы ощущал проскакивающие электрические разряды, между кончиком языка и клитором, словно между ними не было никакого шелка, препятствующего непосредственно контакту. Вдруг, руки Джин сжали его голову с обеих сторон.
- Не двигайся, - прошептала она.
Твердая шишечка была стиснута его губами. Это длилось всего лишь несколько секунд, но эти секунды, он каждым нервом ощущал дрожь ее тела, и, как только, оно замедлило движение, он почувствовал это, по изменившемуся движению щеточки ее волос. В этот миг, клитор напрягся между его губ. Джин, с полутоном, полу вздохом, плотно сжимая бедра, стала описывать ими похотливые движения, крепко прижимаясь клитором к его губам. Оргазм сотрясал ее несколько раз, внезапно прорываясь и раздувая ее влагалище, растекаясь потоками жгучего наслаждения по всему ее телу, пронизывая ее насквозь, щекоча и возбуждая, вместе с тем, утоляя и успокаивая ее страсть.
После этого, она притянула его к себе и покрыла поцелуями его влажное лицо. Но, никакие знаки благодарности не смогли бы передать то восторженное чувство, которое она сейчас пережила. Вряд ли она смогла бы найти слова, которые выразили бы, с достаточной точностью, доставленное ей удовольствие: Вампир поцеловал ее, понимая это. Он влез в машину. Она прильнула к нему и почувствовала, как напряжен его член. Она засунула руку в его брюки, провела по раздвоенной головке, и затем, поглаживая его штуку сверху вниз, по всей длине, прислушалась к дыханию Вампир.
- Как это удивительно, - сказала она, - И вы удивительны. Я чувствовала, что вам было приятно, когда вы делали мне это, Она несколько раз провела рукой по головке его члена.
Вампир вытянул ноги перед собой. - Хорошо, приятно, - прошептал он, как будто что-то его сосет, подумала Джин. Она улыбнулась и изменила способ ласки, двигая ладонью по чувствительным местам снизу головки. Никто не говорил ей, как это надо делать, но инстинктивно чувствовала, что мужчины приходят в восторг от такого массажа, поэтому, она ласкала член, стараясь довести его до оргазма. Это почти удалось ей, когда она проделала вращательные движения ладонью, останавливаясь, как говорится, у самого порога. Она могла бы продолжать эту сладкую пытку и, тогда этот предмет забился бы в агонии, признаки этой страсти были налицо, из головки члена сочилась влага и теплые капли капали на ее ладони и его трусы. Она усилила свои движения, еще больше возбуждая его. Это вызвало в нем дрожь, но не настолько, чтобы довести пытку до конца. Тогда она отдернула руку, быстро сняла с себя трусы, навалившись на него, вытащила его огромный член наружу. Медленно расстегнув его брюки, она села к нему на колени и его член уперся в нее. Вампир схватил ее и стал насаживать на свой член, и без особых усилии обоих, эта пылающая свеча прошла свои сладостный путь. Джин обезумела, она яростно целовала его лицо, шею, впилась в него зубами, и еще больше возбуждала от этого.
Вампир извивался под ней, затаскивал ее обнаженные бедра на себя так, что она опиралась коленями о сиденье. Она раздвинула бедра шире и, трясясь от возбуждения, как бы навинчивала свою наготу на его член. Она приподнималась и опускалась, вращаясь, напрягая каждый мускул своего тела, будто жадным ртом сосала и лизала огромную толстую свечку. Вампир, схватив руками обе половинки ее зада, помогая ей направлять ее движения. Он провел рукой вниз и его пальцы коснулись нежных губ, ощутили короткие влажные волосы, окружавшие жаркую щель, которая то раскрывалась, то закрывалась в такт опусканиям и подниманием Джин. Джин нащупала сзади себя кнопку выключателя, щелкнула им, и машина наполнилась светом. Улыбка скользнула по ее лицу, когда она увидела, как Вампир уставился на плотный куст волос между ее ног. Она медленно изогнулась и ее щель предстала перед его глазами, блестящая от их смешанного сока. Выгибаясь, она давала ему возможность видеть, как он загоняет в нее свой член, и она видела, какое удовольствие он испытывает от этого.
Она подготовила его к концу и, в ожидании этого, насаживалась на него все энергичнее. Когда она заметила, что он возбуждается все больше, что его глаза не отрываются от ее щели, а дыхание со стоном вылило, исказилось гримасой наслаждения и пот катился по лицу. Чувствовалось, что ему необходимо напряжение всех сил, чтобы кончить самому.
- Я сделаю все, чтобы ты ни захотел, Вампир.
Он не ответил, дыхание рвалось из его груди, будто от пытался ответить, и не мог. Джин взглянула на его лицо, дрожа от каждого нового ощущения, измеряя удовольствие тем, что она вызывала, оценивая его состояние потому, как открылось ей сокрытое. Она ловила признаки этого изменения в линии его губ, блеска глаз, раздувающихся ноздрях, напрягшихся мускулах. Внезапно она напрягла мышцы вагины, Вампир вздохнул и из угла его рта закапала слюна. Его руки сдавили ее, сжимая ее напряженное тело. И, наконец, она ощутила его бешеный толчок. Вращая живот, она двигалась вверх-вниз, прижимая свои бедра к его ногам, и чувствуя горячую струю внутри вагины, она как бы доила его, усиливая обоюдный оргазм. Прежде, чем он кончил, она сама прильнула к нему, испытывая удовольствие, стараясь проглотить весь сладкий член ртом своего живота, и коченея от блаженства. Вампир теперь твердо знал, что она ему больше не откажет.
- Какой ты замечательный, - Сказала Джин, поглаживая его крепкую грудь и коснулась губами его руки.
- Это было здорово... - Сказала она. Он провел рукой по ее бедру. – Сделаем это еще раз?
- Обещаю.


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
Форум » Произведения участников » Дневник Вампира » вторые страницы
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:

Copyright MyCorp © 2019
Хостинг от uCoz