Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
20-Января-2019
01:24:16
Приветствую Вас гость | RSS
Aeterna
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Модератор форума: Вампир  
Форум » интересные произведения » Андрей Белянин, Галина Чёрная » профессиональный оборотень-3 (Хроники оборотней)
профессиональный оборотень-3
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:46:38 | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
* * *

- Ух ты, отец наш Ра, первосортная магия! - восхищенно присвистнул бэс, озираясь кругом в просторном фойе Базы. Через минуту он уже знакомился с обступившими его хоббитами, а я только сейчас почувствовала, как устала.
- Душ, смена белья и мой полноценный сон с процентами! Почти двое суток на ногах, в гробу я видела вашу Александрию...
- Конечно, Алиночка, это разумное решение. Иди, отдыхай, а рапорт мы с напарником сдадим сами, - нарочито вежливо кивнул кот, намекая на то, чтоб я перестала его тискать. - А заодно и позаботимся о нашем новом товарище. Мы как-то до сих пор еще не представлены друг другу. Итак, простите, значит, вы...
- бэс, тот самый, охраняющий домашний очаг, бог веселья, балагур, обжора и тэ дэ, - зевая и потягиваясь, пояснила я. - А это агент 013, Стальной Коготь, Железный Нерв, Тигр Духа, Очень Мудрый Зверек и, не побоюсь этого слова, один из ведущих специалистов нашей Базы! Все, будем дружить семьями, всем пока. Любимый, разбуди меня к обеду...
Три последующих дня, исподволь наблюдая за Профессором, я с некой долей скептицизма надеялась, что он быстренько забудет о своей египетской подружке. В конце концов, если помните, об ирландских и французских кисках наш казанова не горевал ни чуточки, а тут... Похоже, я ошиблась. Котик грустил, часто подолгу сидел в библиотеке, уставясь отрешенным взглядом на маленькую статуэтку богини Баст. А пару раз я сама слышала, как он бормотал во время послеобеденного сна: "Моя блистательная Анхесенпа!", "Моя маленькая, белая мышка..." и "Плесни-ка нам в блюдце селедочного рассолу, детка, выпьем за любовь!".
Как ему удалось обойти бдительную охрану? Я это не в смысле опередить, хотя именно тут он оказался молодцом, а в том плане, что непорочную кошку действительно строго охраняли. Хотела бы выразиться потактичней, но скажу как есть: если бы Пусику не удалось вскружить голову молоденькой кошке - операцию мы бы провалили! С другой стороны, признайся он нам во всем вовремя, так и нечего было бы торчать в этом храме, рискуя жизнью в борьбе с богами, жрецами, меджаями и революционно настроенными кошками.
Истины он нам так и не рассказал, как, впрочем, и не указал в рапорте. Его сердечные дела остались тайной за египетскими печатями.
А бэс у нас на Базе прижился, он и вправду стал популярным ди-джеем и шоуменом, приобрел многочисленных поклонников. Особенно среди гномов и хоббитов, видимо, благодаря внешнему сходству. В конце концов, вполне реально, что у них могли быть общие предки. Все свободное время карлик проводил на кухне и в столовой. Божественные замашки у него остались, но, думаю, его завышенное самомнение в большей мере связано с внутренними комплексами по поводу невзрачной внешности.
С Профессором они быстро спелись на почве изучения египтологии. бэс консультировал агента 013, когда тот снова и снова возвращался к своей книге о влияниях религиозных культов на постройку оросительных каналов в Древнем Египте.
Тысячи котов сразу же разбежались из подвалов Александрии. Они быстренько позабыли о своих амбициях, а тем более о войне. По крайней мере, жрецов больше не слушались и в бандформированиях не участвовали. Нам с Алексом это показалось странным, но Пусик важно сказал, что до конца психологию кота может понять только кот! Именно поэтому он с самого начала знал, что "кошачья угроза" не столь существенна, и вообще, если бы не Египет, то фиг бы мы оторвали его от научной деятельности...
- Из кошек вообще нельзя сколотить армию! Мы все слишком индивидуалисты, чтобы дать кому-то командовать собой. Мурм-м, да никогда! Эта идея была обречена на провал с самого начала.....
- А если бы Баст сумела воплотиться?
- Девочка моя, история не терпит сослагательных наклонений! Кстати, из-за вас я так и не попал в обещанную Александрийскую библиотеку.
- Прости, агент 013, но, если помнишь, кое из-за кого нам пришлось бежать без оглядки... Зато мы быстро справились с заданием и получили хорошую премию, - заметил Алекс, не спеша беря в руки вторую чашку яблочного киселя. (Вещь, конечно, вкусная, но я немного скучала по своему любимому вишневому компоту.)
Кот вытер усы салфеткой, немного помолчал и плавно перевел тему:
- Ты прав, напарник, зачем переживать по поводу того, чего не вернуть. Сейчас меня гораздо больше интересует наше следующее задание. Вот оно-то будет явно потруднее египетского.
- Действительно, шеф спихнул нам почти провальное дело.
- Впрочем, как и всегда... - безмятежно вставила я, всеми силами стараясь не прыгать от радости.
Мы едем в Англию! В настоящую викторианскую Англию, в Лондон времен самого Чарльза Диккенса! Хотя, по совести говоря, "Дело Джека Попрыгунчика" и вправду относилось к разряду неразрешимых. Его уже не раз пытались раскрыть другие спецгруппы нашей Базы, но ничего не вышло. Как, впрочем, и у тогдашнего Скотленд-Ярда...
Алекс тоже был рад, но больше его радовал энтузиазм, с которым котик взялся за разработку первичного плана действий. Тот обложился книгами, не отходил от компьютера и уже давно не заикался о возвращении в Харьков, чтобы дописывать там "труд всей своей жизни". Тем паче что бэс охотно пообещал консультировать его во всех затруднительных вопросах в любое время. Значит, оросительные каналы Египта подождут, и сам Профессор, просто лучился энергией!
Расположившись в одном из кабинетов библиотеки, мы первым делом ознакомились с отчетами двух других групп.
- Если ничего стоящего не почерпнем, то хотя бы узнаем, по какому пути идти не следует, - важно изрек котик, держа в лапах бумаги и глядя на нас с Алексом поверх нацепленных на нос очков. Они были ему чуть великоваты и абсолютно не нужны, поэтому вид у него делался солидный и потешный.
- А-а, кстати, я не посмотрела, какое там у нас время года? - вдруг перебила я, смутно предчувствуя, что это будет не теплый июль и даже не мягкий сентябрь, но надежда умирает последней. Все, умерла...
Одним философским вздохом наш умник процитировал все романы Диккенса об обездоленных мальчиках, оставшихся без хлеба и крова, замерзающих в лондонских трущобах. Тех самых детях, что засыпали прямо на снегу в подворотнях, а "снег покрывался твердой ледяной коркой... и только сугробы по закоулкам наметал резкий воющий ветер"! Брр-рр... Я теснее прижалась к любимому и выслушала приговор кота с чисто английским достоинством.
- Декабрь, моя девочка. Так что одевайся потеплей, я сам помогу тебе выбрать самую толстую шерстяную пелеринку. Ведь ты, как всегда, выкопаешь что-нибудь поэлегантнее, в кружевах и рюшечках! А в твоем положении нельзя отодвигать на последнее место теплоизоляционные качества.
- Вэк?! - хором сказали мы с Алексом, удивленно вытаращившись друг на друга.
Тут надо заметить, что с некоторого времени кот уже не ревновал меня к Алексу. Ну, по крайней мере, так отчаянно, как раньше. В душе там, может, что и было, но внешне оно никак не проявлялось. Наши с ним отношения вышли на новый, достаточно рассудочный, уровень. Но такие намеки...
Агент 013 в ответ на мой многозначительный взгляд лишь с нежностью улыбнулся нам обоим. Он снял очки, спрыгнул со стула, обошел стол и, нагло втиснувшись посередине, обнял нас за плечи. Я едва не шарахнулась в сторону от такой отеческой ласки...
- Эх, молодежь, я тоже был таким же самонадеянным в вашем возрасте! И тоже думал, что обойдусь без всякого руководства, считая, что лучше всех знаю, как мне распорядиться очередным личным счастьем... мрм... - сентиментально мурлыкнул он. - Но годы, но опыт, но жизненная среда, диктующая свои неумолимые законы...
- Позволь заметить, напарник, что и я, и Алина несколько тебя старше, - корректно напомнил командор, пытаясь ненавязчиво убрать лапу кота с моего плеча, но тот, похоже, этого даже не заметил.
- По годам! Исключительно по человеческим годам, и только! Но у котов другой срок жизни, так что практически я много старше вас и мудрее. Я не хочу, чтобы вы повторяли мои ошибки, чтобы ваше счастье было столь же кратковременным, как все романы в моей жизни.
- Что за... бред?!
- О, я всего лишь не отходил от кодекса правил поведения холостого кота! Полигамией нужно переболеть вовремя...
Так, а котик, видимо, не до болел или съел что-то вредное. Я собиралась заткнуть уши и бежать за доктором, но не успела - Профессор повернулся ко мне и многозначительно изрек:
- Алиночка, знаешь ли ты, как много тебе предстоит изучить, прежде чем стать матерью и женой...
- Может, сначала все-таки женой? - осторожно уточнила я.
- Отлично, и тут ты всегда можешь полагаться на мои советы!
Алекс проявил недюжинную выдержку, пытаясь перевести тему и вернуться в рабочий режим.
- Давай-ка лучше займемся Англией. Агент 013, ты что-то начал про отчеты предыдущих команд...
- Нет, нет, минуточку! Я лишь хочу сказать, что вы не цените настоящего счастья, не понимаете, сколько вам дано. Надо ловить момент, дорожить друг другом, ибо все так скоротечно!
- Но ты-то какого...
- А я всегда буду рядом, друзья мои, и прослежу, чтобы вы не натворили роковых ошибок!
Оу-у-у... похоже, котику тоже пора жениться, а то ведь сдержит слово и примется опекать нашу "молодую семью", вечно встревая там, где не нужно. Как я уже говорила, свадьбы на Базе не поощряются, но нам шеф обещал дать неделю в конце квартала...
- Мы ценим, ценим друг друга, - нервно обнял меня Алекс, и я в подтверждение погладила его по руке. Мы оба влюблено улыбались, чтобы уж наверняка отмести все подозрения...
Но агент 013 лишь умудрено фыркнул в усы, как бы говоря, что его так легко не проведешь, и, надев очки, вновь углубился в отчеты. Слава богу, на этот раз, кажется, пронесло...
Однако давно пора бы сказать несколько слов о нашем новом объекте -Джеке Попрыгунчике. До сих пор неизвестно, к представителям каких существ он относится. Все это время шли споры. Уфологи хотели видеть в нем представителя иных цивилизаций. Специалисты по духам утверждали, что это новая разновидность духа-прыгуна, крайне редкого в англо-кельтской мифологии. Полиция подозревала экстравагантного богача, желательно приближенного к королевскому дому. А простые лондонцы вообще были убеждены, что это сумасшедший иностранец, наверняка немец.
Но Джек ухитрялся успешно хранить свою тайну. На протяжении многих лет он терроризировал Англию, и в частности Лондон, жителей которого, как и столичных жителей, наверно, любой страны, было трудно чем-либо поразить, заинтересовать и уж тем более напугать. Что Попрыгунчику, этому бесцеремонному коротышке с выпученными глазками, питавшему явную слабость к театральщине, удалось вполне!
Он выскакивал из темных переулков огромными прыжками, криком пугая народ. Кстати, ни одному акробату так и не удалось повторить его кульбиты, хотя пробовали многие. Объектом нападения, как правило, были одинокие девушки. В начале карьеры он просто прыгал вокруг них, потом перешел к более активным действиям - рвал одежду, царапался, сталкивал несчастных в воду... Короче, развлекался по полной, успевая удрать до прихода полиции.
И вот с таким мерзопакостным объектом (спасибо шефу!) нам и предстояло иметь дело. Хотя, знаете ли, всегда можно ожидать абсолютно любого поворота событий. "Прыгающий ужас викторианской Англии" вполне может оказаться безобидным клерком, примерным отцом четверых детей, трудягой, оклеветанным молвой. Нонсенс, но с нашими монстрами такое случается сплошь и рядом.
В общем, примерно через час, оставив кота штудировать материалы (что он любил делать основательно), мы с любимым пошли в гардеробную. Исторические костюмы всегда стоит заказывать заранее, а то подсунут что-нибудь пыльное, мятое, не по фасону и в нафталине. Завтра с утречка, сразу после завтрака, нужно отправляться на задание.
- Что же выбрать? Со вкусом, модненько и по погоде... - бормотала я, без энтузиазма разглядывая костюмы, которые носились в Англии в первой половине девятнадцатого века.
- В Лондоне у нашей Базы есть явочная квартира, - откликнулся командор, примеряя цилиндр, - расположенная в довольно приличном районе, на Бейкер-стрит, 220а. Если что, подыщешь что-нибудь там...
- Что?! Бейкер-стрит, 220а! Да это же почти окна в окна с 221б, будущей штаб-квартирой Шерлока Холмса!
- Э-э, что-то такое припоминаю, вроде бы он был знаменитым стоматологом, - неуверенно протянул Алекс, выуживая трость из целого арсенала палок, прикрепленных к стене.
- Бери вон ту, с массивным набалдашником, именно с такой трости и начиналась история о собаке Баскервилей. Трость доктора Мортимера! О, и даже серебряная пластинка в наличии, дай-ка, дай-ка, я хочу посмотреть надпись. Вэк... Здесь на английском, а я учила немецкий. Переведешь?
- "Доктору Джекилу от мистера Хайда в день похорон"!
- Спасибо... Это такой тонкий английский юмор?
- Не знаю... Вещица из музея Почета Базы, главные достижения сотрудников, самые интересные дела, видно, музей переполнен. Правда, того парня, что отобрал у владельца эту трость, уже нет в живых.
- Ха! Тоже мне достижение - отобрать трость у безобидного доктора. Попробовал бы у мистера Хайда! Ладно, не будем разбрасываться раритетами, возьми другую.
- Тогда эту! Так вот, я хотел сказать, что район, где мы будем жить, не элитарный, но довольно респектабельный, так что будет уместен костюм среднего класса.
Я не успела определиться со средним классом, выбирая между платьем герцогини, живущей в провинции, и придворным платьем главной посудомойки королевы, а тут еще прибежал критически настроенный кот и, несмотря на мое возмущение, заставил меня облачиться в какие-то серо-коричневые одежды "жены среднего лондонского адвоката". Правда, шляпку я выбрала сама, хотела взять еще красивую кашемировую шаль как раз под цвет шляпки, но агент 013 отобрал ее у меня, взамен всучив невзрачную толстенную пелерину на меху.
Потом мы вместе взялись помогать Алексу - он всегда советовался со мной, а я под его нежным и благодарным взглядом неумело завязывала ему галстук или шейный платок. Бакенбарды он отрастит завтра ускоренным методом. Профессор настоятельно рекомендовал другу серо-голубой шерстяной костюм, белую рубашку со стоячим воротничком, жилет, пальто, перчатки, узконосые ботинки и утвердил трость как оружие джентльмена. Командор выглядел настоящим лондонским денди!
Когда направлялись на ужин, столкнулись с пробегающей мимо стайкой хоббитов. Я заметила среди них своих приятелей Боббера и Федора. Последний, довольно инфантильный тип, просто навязал мне свою "дружбу", после того как я получила обручальное кольцо. Он, видите ли, считает, что кольцо по праву принадлежит ему, но до поры это тщательно скрывает... Причем так, что вся База в курсе! В руках хоббитов были огромные стопки печатных листов. Я окликнула Боббера, но тот пробежал мимо с безумным видом.
- Странно, время ужина, а они бегут в сторону, противоположную столовой?! - мимоходом заметил Пушок, почесав нос лапкой. - Я бы еще понял, если бы в их алчных пальцах были зажаты ворованные оладьи или прижаты к груди выловленные из борща мозговые кости. Синелицый, на свою беду, любит готовить обед заранее, и они у него частенько лазят по кастрюлям...
- Может, у нас тут какие-то неправильные хоббиты, а? Толкиен описывает их совершенно иначе.
- Профессор был большой романтик и даже собственную жену совершенно искренне считал эльфийкой! - пожал плечами кот. - А нам приходится сосуществовать с тем, что есть... Хоть бы ноги мыли почаще!
Но хоббиты его не услышали, а больше ни вечером, ни утром ничего интересного не случилось. Синелицый расщедрился на двойную порцию мясного пирога, а революционные новости мы узнали только по возвращении. Перенос во времени прошел идеально...


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:47:37 | Сообщение # 7
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
ГЛАВА 2

В Лондоне тоже было утро, в воздухе потрескивал легкий морозец, а под ногами хрустел свежевыпавший снег. Вокруг не было видно бездомных детей в дырявых башмаках, нищих бродяг, народ улыбался друг другу, город готовился к празднику. Вся атмосфера казалась настолько умиротворяющей, предрождественской и светлой, что я едва не потеряла бдительность.
Но чу! Дремать не время! Где-то тут, в страшных трущобах, затаилось прыгающее зло, и люди могли надеяться только на нас - безвестных героев невидимого фронта! Как профессиональный оборотень, охотник на монстров и всю остальную нечисть, я твердо решила сделать все, чтобы освободить лондонских жителей от гадкого Попрыгунчика. Пусть у других это не вышло... Но я не одна со мной любимый мужчина и озабоченный кот, преступнику от нас не уйти!
- А знаешь, мне тут нравится, - на ходу отметил Алекс. Он время от времени поднимал глаза от карты, любуясь довольно мрачными, однотипной постройки домами по обеим сторонам улицы. Все они как один были из неоштукатуренного потемневшего кирпича, с ковриками у входа и одинаково белыми наличниками окон.
Котик аккуратно обходил прохожих, снимающих перед ним шляпу. Где еще, как не в центре Лондона, кошки могут пользоваться такими привилегиями? Лично меня больше всего интересовали наряды английских девушек, хотелось выглядеть не на уровне, а чуточку выше. Потом на перекрестке возник рыжий полисмен, у которого я тут же спросила, как пройти на Бейкер-стрит. Командор недовольно вздохнул, но ведь это такая классная традиция - вечно что-нибудь спрашивать у полисмена, даже если сам прекрасно знаешь дорогу, просто так положено, на всякий случай.
- Сейчас направо, мисс, потом налево и два квартала прямо. Вы не заблудитесь. Счастливого пути, мисс, - подчеркнуто вежливо ответил бобби, глядя поверх меня.
Я внимала ему, едва не млея от сентиментального восторга. Полисмены, о которых я читала в книжках, говорили точно так же, то же самое и даже с тем же выражением лица.
- Спасибо, сэр! О, благодарю вас! Вы не представляете, как я вам благодарна...
Алекс, молча оттащил меня от стража порядка, который лишь чуть кивнул, поправляя съехавший на глаза явно великоватый шлем.
В общем, примерно минут через пятнадцать мы вышли на нужную улицу. Явочная квартира на втором этаже двухэтажного домика оказалась довольно просторной, в четыре комнаты, но пыльная и запущенная страшно! Генеральную уборку делать я не собиралась, но так и быть, приберусь в одной комнате. Командор непривередлив, а котам потакать тем более не рекомендуется...
- Алиночка, если ты подметешь пол и протрешь пыль, а мой напарник затопит камин, эта гостиная станет очень уютной! - приказным тоном объявил Профессор, быстренько оценив обстановку. После чего по-хозяйски взгромоздился на диван и, подперев лапкой подбородок, стал ждать исполнения вышесказанного.
Специально, что ли, убраться как можно хуже? Нет, не могу... Любимого жалко, он может подхватить аллергию на пыль. Будет чихать и сопливиться, а при карьере спецагента это верная гибель! Коту опять повезло: выметать мусор придется на совесть...
- А обед закажем прямо сюда, из таверны напротив, - примиряюще предложил Алекс, заполняя камин углем, выгребаемым совочком из ящика.
Я пахала на них не разгибаясь целый час! Полы подмела, пыль вытерла, кровати застелила, мусор выбросила - прямо Золушка какая-то...
Пока Алекс бегал насчет обеда, я смотрела в окно. Казалось, время здесь течет размеренно и неспешно. Тихо падал мелкий снег. Улица жила своей жизнью, напоминающей черно-белые фотографии из старинных журналов. Трактир, незатейливо украшенный к Рождеству венками из остролиста, люди, спешащие по делам, за покупками и просто гуляющие, кебы, важно раскатывающие под окнами, дети, играющие в снежки...
Нам досталась горячая курица, холодная телятина, свежие бисквиты, масло, молоко и пол пинты сидра. Это алкогольный напиток, но не очень крепкий. Я бы предпочла глинтвейн или пунш, но сидр тоже ничего. Весело трещал камин, комната быстро наполнялась теплом, а за чаем мы приступили к обсуждению плана действий. Это уже наша, командная традиция, мы еще ни разу не вышли на задание с готовым планом! Все как-то решается и утрясается по ходу дела...
Первым взял слово, разумеется, наш дорогой и всеми уважаемый Профессор. Он поспешно облизнул капли молока с усов и начал речь:
- Теоретически положить конец бесчинствам Попрыгунчика мы имеем возможность лишь в тысяча восемьсот семьдесят седьмом году, в знаменитых казармах Алдершота. Раньше никакие получится, никто не имеет права столь вольно нарушать ход истории. Хотя, знаете ли... как-то в Эвертоне мелькнула одна газетная заметка. Вечерняя "Ньюс оф уорлд" от двадцать пятого сентября тысяча девятьсот четвертого года утверждала, что он явился вновь и якобы бесцельно прыгал по улицам. Да так высоко и разнообразно, что складывалось впечатление, будто бы преступник тренирует ножные мышцы. Конечно же не соблазниться было нельзя - народ бросился его ловить! Кто-то кричал, что Попрыгунчика заспиртуют и поместят в Британский музей, остальные надеялись на солидную премию от Скотланд-Ярда. Вероятно, услышав это, Джек сообразил, что променад пора кончать, перепрыгнул на соседнюю улицу и исчез.
- Утка?!
- Разумеется, девочка моя... Уже через пару недель выяснилось, что редактор собственноручно накрапал эту заметку и еще с десяток подобных "сенсационных" статей в последней надежде спасти газету от полного банкротства.
- Да, но зачем тогда мы приехали в тридцать восьмой год? - зевнув, поинтересовалась я. - Неужели вопреки всему на этот раз у нас есть план?!
Мы расположились кружком у камина, котик сидел на пуфике между мной и Алексом и, несмотря на то что был ниже всех, благодаря важности и самодостаточности выглядел настоящим гигантом мысли! К тому же он старательно вытягивал шею, стараясь казаться повыше ростом.
- Потому что это время его первого появления и наиболее бурной деятельности, - ответил Алекс. - Те, кто был до нас, отправлялись сразу в казармы и пытались все решить на месте. Агент 013 предложил поступить иначе...
- Да, в первую очередь стоит попытаться выяснить его природу. Нам надо понять, кто он, откуда появился, чего боится, зачем нападает на людей, почему выбирает именно девушек? И вот только когда мы получим эту информацию, стоит отправляться в тысяча восемьсот семьдесят седьмой год на достойное завершение операции!
- Какой ты скучный, Пушок... Я-то надеялась, что мы встретим здесь Рождество, покатаемся на коньках, примем участие в народных гуляньях, заглянем в Тауэр, посмотрим на королеву...
- Милочка, не забывай - мы на задании и дело прежде всего! - сурово выговорил мне котик, фыркнул и сполз с пуфика. Задрал хвост, потянулся, отставив заднюю лапку, и, не извинившись, отправился по своим кошачьим делам.
Я было воспользовалась моментом и приткнулась к любимому, но командор лишь сурово посмотрел на часы:
- Нам пора, нельзя терять ни минуты, если не хотим пропустить представление. По проверенным данным, Джек Попрыгунчик сегодня в пятнадцать тридцать ненадолго появится на одной из улиц в Хакни.
Пришлось взять себя в руки и идти одеваться. Но я в принципе ничего не прогадала: Алекс взял настоящий кеб и мы поехали кататься. Крепко вцепившись в рукав любимого, я глядела в окно, жадно впитывая увиденное: улочки, соборы, старинные здания, газовые фонари, площади с фонтанами... Профессор, заметив мой живой интерес, не упускал случая просветить меня в стилях архитектуры, присущих Лондону этого времени. Честно говоря, в памяти не отложилось ни слова, но усы котика приятно щекотали ухо...
- Этот район тянется до самого озера, так куда прикажете, сэр? - громко поинтересовался извозчик.
- Э-э... вот что, почтеннейший, мы выйдем здесь, - решил Алекс и, подав руку, помог мне выйти из кеба.
Расплатившись с извозчиком, мы остались стоять у какой-то неоготической церкви, с одной стороны к ней примыкал парк, а с другой - маленькая площадь, с яркими красочными палатками.
- Рождественская ярмарка, - констатировал кот, как будто мы сами не могли догадаться.
- Думаю, у нас есть около часа на потолкаться в толпе! - безапелляционно заявила я. - Если появится Попрыгунчик, попросите его подождать. В противном случае я очень обижусь, а обиженная я... сами знаете!
Мои напарники со вздохом переглянулись, но спорить не стали. Да ладно, я же добрая и смешливая, ласковая и заботливая, скромная и хозяйственная. Почему же не пойти навстречу такой милашке?! Вот все и пошли...
В одной палатке торговали игрушками - фарфоровые и деревянные куклы, паровозики, игрушечные домики, лошадки, зайцы с барабанами и оловянные гвардейцы в высоких шапках. Рядом продавались горячие пироги, фигурки из марципана, сахарные ангелы, конфеты в виде звезд и полумесяцев. Алекс купил мне местный аналог деда-мороза в шубе-шотландке с раскрашенным лицом, вышитыми рукавичками и настоящими бубенцами на мешке с подарками. Пока довольная продавщица упаковывала игрушку, ко мне пристал какой-то еврей с рулоном бумаги под мышкой.
- Ой, что я вижу! Этот лик мадонны, глаза Магдалины и улыбка царицы Савской, молчу про все остальное! Мисс, ви даже не подозреваете, чем одарила вас природа, причем совершенно бесплатно! - начал заливать этот долговязый тип, пользуясь тем, что командор, расплатившись, отошел купить коту шарфик.
Попрыгунчик мог появиться в любую минуту и где угодно, так что вполне можно ожидать его и здесь, у прилавка. Мы же опытные агенты, нам за преступниками бегать несолидно, все равно никуда не денутся...
- Так вот именно ви мне идеально подходите! Просто лучшего образа не сыскать во всем Лондоне! Ой, ну не будьте так жестоки...
- А в чем, собственно, дело? - хмуро поинтересовалась я у восторженного еврея.
Тот, кряхтя, переложил довольно громоздкий рулон под другую руку и, снова вперившись в меня полубезумным взглядом, продолжил свое:
- Ви созданы, чтобы вдохновлять! Ваша незримая красота...
- Какая?! - вытаращилась я. - Это скрытый комплимент или явный наезд?
- Нет, нет, мисс, я не оговорился! Ви решительно не подходите под классический стандарт красоты, но для моего проекта - ви идеальны!
Я "вэкнула" про себя и попыталась его обойти. Не удалось, дяденька оказался прилипчивым. Можно, конечно, дать коленом и отвязаться, но кто знает, как смотрят на такие вещи в Англии? Вдруг меня же и потащат к полисмену...
- Сэр, я благородная леди и не могу позволить себе с вами разговаривать - мы не представлены друг другу! Вот как представитесь, тогда я скажу вам свое твердое "нет" на все ваши происки! Кстати, напомните, что это вы там предлагали?
- Что же, как не гешефт! У меня к вам имеется редкое и весьма перспективное предложение. Ой, ну ви со своим восточным лицом и фигурой идеально подходите для моих планов. Короче говоря, я бедный художник, рисую комиксы для газет, но у меня уже есть мысль! Пусть Англия спит в своем консерватизме, а мы с вами таки начнем работать над первыми в Европе эротическими комиксами!
- Какими-какими-какими комиксами?! - не поверив своим ушам, развернулась я. - Сейчас вы это повторите, и я убью вас собственноручно. Любой суд присяжных оправдает меня и в полном составе явится плюнуть на вашу могилу!
- Но ваш типаж, мисс...
- Отвянь, маньяк! Два раза повторять не буду, хотя вижу, что с крышей у вас проблемы с детства...
- Ой, да, право, не будьте же столь жестокосердны! Это деловое предложение, мисс, ви заработаете себе свободных денег. Я хочу создать целый цикл под названием "Японская подружка Джека Попрыгунчика", с вас нарисуется отличная гейша! А Джек уже несет мне славу и доходы, надо лишь расширить дело. Ну как, ви согласны? Два шиллинга за час довольно выгодное предложение.
- Увы, я практически замужем... - И тут вдруг до меня дошло, о чем идет речь. - Что вам известно про Попрыгунчика?
- Какого Попрыгунчика, мисс?! Ви, верно, меня не так поняли. - У художника забегали глазки. Это хороший призрак, значит, он и вправду что-то знает.
- Хм... ну если вы познакомите меня с самим Джеком, то, пожалуй... Черт бы с ним, с замужеством, ради искусства я готова на все!
- Ой, да на что же ви меня толкаете? Я всего лишь безвестный рисовальщик комиксов, мисс, и ни о каком Попрыгунчике даже не слышал! Но если ви согласны на два шиллинга, то вот по этому адресу ви можете найти весьма бедное жилище художника Рейнольдсона.
Тип воровато огляделся и быстро исчез в толпе. У меня остался клочок серой бумаги с координатами моего нового знакомого. Конечно, я могла бы его схватить, заломить руку за спину и держать до подхода наших. Потом втроем допросить его как следует, с применением угроз, подкупа и шантажа, выяснив все, что требуется. Но, увы, никто мне этого не позволит... Как говорит шеф, "это не наши методы"!
Я стояла и размышляла, как бы мне теперь отлучиться на пару часиков, придумав причину поубедительней. Так, чтобы мои любимые агенты даже не заподозрили, что на самом деле я отправилась позировать к какому-то сомнительному малознакомому художнику, рисующему эротические комиксы и Джека Попрыгунчика. Нет, сидеть перед ним в голом виде мне абсолютно не улыбается. Но пока я "раздеваюсь" за ширмой, господин Рейнольдсон наверняка выболтает стоящие сведения. Чует мое сердце, этот иудей и вправду как-то связан с нашим объектом. То, что он нес, не было хвастливым бредом...
Мои размышления прервала криком ближайшая тетка-продавщица, следом завизжали другие женщины, и, обернувшись, я увидела его! Спутать просто невозможно, до того невероятным казалось происходящее. Джек пронесся прямо передо мной - коротышка в костюме фонарщика с огромным носом и клоунски раскрашенным лицом.
Он шел на руках, а фонарную лестницу держал ногами, и все это так быстро и ловко, словно занимался хождением вниз головой всю жизнь! Вроде вполне безобидное занятие, но испуг женщин я поняла - лицо Попрыгунчика, раскрашенное белым и красным, поражало нескрываемой жестокостью и злобой! Народ сыпанул в стороны, меня едва не сбили с ног...
Напарники подбежали почти сразу, по охотничьему азарту в их глазах я поняла, что они тоже его видели. Вот и отлично, вперед! Алекс почему-то удержал меня за плечи...
- Эй, чего мы застряли? Ведь упустим же! Кот нахмурился и опустил взгляд:
- Алина, просто... обстоятельства изменились. С нами только что связался шеф и дал дополнительные распоряжения - ни в коем случае не приближаться к объекту!
- Он что, еще и заразный?! - ужаснулась я, окончательно уверившись, что Попрыгунчик - настоящая гангрена на теле общества.
- Не в том смысле, - прокашлявшись, пояснил командор. - Дело в том, что он охраняется.
- Как это охраняется, кем?! Работниками Лондонского королевского зоопарка? Ничего не понимаю...
- Алиночка, помнишь, когда мы были в Америке у братьев-ирокезов, там нам встретился мистер Лонгфелло, который был отправлен назад во времени с целью систематизации и обработки индейского фольклора, - вновь начал кот, отводя меня в сторону. - Ты еще закатила там скандал, требуя с него проценты этому храброму малому с двумя перьями, как его?
- Храброму Москиту! Ну и что? - Я нетерпеливо топнула ногой.
- Ну вот мы и пытаемся объяснить тебе, деточка, так чтобы ты поняла. - Осторожный Профессор отодвинулся под прикрытие угла прилавка. - Я еще говорил тогда, что Лонгфелло отправлен организацией, подобной нашей. Вообще-то официальными временными перемещениями занимается несколько ведомств, все они работают параллельно, стараясь друг с другом не сталкиваться. Но иногда бывают накладки... Так получилось, что одна из них охраняет Джека Попрыгунчика как единственный в своем роде редкий экземпляр, неизученный вид монстра!
- Ученые действительно не знают, кто он есть. Они прилагают все усилия, пытаясь разгадать эту тайну... Хотя, может статься, просто не хотят делиться информацией, - поддержал Профессора Алекс.
- Первое правило из кодекса сосуществования: не мешать работе друг друга, - суровым тоном закончил агент 013, с отстраненным видом почесал за ухом и тихо добавил: - Значит, нам придется действовать так, чтобы это правило обойти.
- Но как? - поинтересовалась я, крепко прижимая к груди -деда-мороза, так что через бумажную упаковку послышался мелодичный звон бубенцов. Я с благодарной улыбкой поглядела на Алекса, он тоже улыбнулся мне в ответ. Тема Джека плавно ушла куда-то вбок как левая и неважная...
- Коллеги, вы меня слушаете? - возвысил тон неумолимый Пусик. - У нас осталось не так много времени, в пятнадцать пятьдесят он должен совершить нападение на девушку в районе Сосновой улицы. Бедняжка наивно откроет дверь, и... в газетах ее отметят как первую жертву! После нападения Попрыгунчик быстро юркнет на соседнюю Остролистовую улицу и проскачет по ней мимо нас.
- Верхом на лошади?!
- На своих двоих!
- А-а... так это ты образно. - Я сделала умное лицо, стараясь не встречаться с котом взглядом. Не подумайте, что я чего-то боюсь, просто в его круглых глазах наверняка написано все, что он обо мне думает...
Командор молча взял меня под руку и куда-то повел. Профессор, ворча, плелся сзади. Народ на ярмарке вовсю обсуждал явление прыгающего уродца, двое полисменов брали показания у свидетелей и очевидцев. Мы поспешно выбрались с ярмарки, свернули за церковь и, дойдя до перекрестка, притаились за углом той самой Остролистовой.
Судя по тому, как котик заглядывал за угол, было ясно, откуда нужно ждать появления Попрыгунчика. Алекс смотрел на часы, отсчитывая секунды, видимо, сейчас оно все и начнется. Вдруг тишину безлюдной улицы пронзил истошный девичий визг! Я дернулась вперед на помощь, но меня опять удержали, нежно поймав за шкирку.
- Эй, вы опять? Что еще за непонятное задание такое - спокойно игнорировать злодейства нашего же объекта?! Зачем мы вообще тогда сюда приперлись? Наблюдать, как он убивает? - гневно вопила я, дергаясь в объятиях любимого.
- Успокойся, не такие уж мы и сволочи, - чуть обиженно пробурчал он. - Никто никого не убивает! Девушка оказалась не робкого десятка и уже огрела его пару раз каминными щипцами... то есть сейчас огреет!
Командор переглянулся с котом и достал из-за пазухи длинный пневматический пистолет.
- Ух ты... А мне не показывал, дашь стрельнуть?
- Нет, извини, но стрелять буду я сам. - Алекс ловко сунул в ствол тонкую зеленую ампулу.
- Хочешь травануть объект навскидку? Но ведь нам его трогать нельзя, сам говорил.
- Если действовать быстро - никто не узнает. Это снотворное обладает почти мгновенным эффектом и бесследно растворяется в крови.
- За те десять минут, пока Джек будет в отключке, мы попробуем хотя бы осмотреть его... - пустился объяснять кот, но не успел. Вновь раздался ужасающий вопль, а точнее, серия воплей, но отнюдь не девичьих.
- Вот он!
В нашу сторону огромными прыжками неслось то самое существо с раскрашенным лицом. На сей раз у него не было лестницы, а на плечах развевался черный плащ. Увидев нас, оно резко метнулось в подворотню, но выстрел Алекса был безупречен! Попрыгунчик хрипло застонал и рухнул навзничь...
Мы бросились к нему наперегонки, каждому не терпелось близко увидеть монстра, но Пусик оказался первым. Котик только-только повернул на бок распростертого на заснеженной мостовой Попрыгунчика, как...
- Уважаемые сэры, вы нарушаете конвенцию! Этот объект наш! Мы проводим научное исследование, и ваше вмешательство просто возмутительно.
За нашими спинами откуда ни возьмись возникли два крупных типа в очках, с тросточками, одетые в одинаковые клетчатые пальто и вроде бы даже с одинаковыми лицами.
- Вэк! - гневно развернулась я, не находя слов, потому что это и были представители той самой организации, о которой говорил Пусик. Недолюбливаю ученых, но правда на их стороне... Понадеялась, что мой испепеляющий высокомерный взгляд возымеет действие и наглецы тут же отвалят, но они даже не вздрогнули. Напрасно... Не стоит делать из меня врага, временами я очень грозная!
- Это всего лишь снотворное, никакого вреда для неокрепшего организма вашего подопечного нет, - с чуть напряженной иронией в голосе сказал командор. - Не думаю, что взятие капли крови (если она у него есть) для анализа может классифицироваться как нарушение конвенционных договоренностей.
- Вы не имеете права даже подходить к нему!
- Тогда, может, вы сами поделитесь информацией о Попрыгунчике? В конце концов, мы можем сотрудничать...
Это клетчатым почему-то совершенно не понравилось. Дружно покраснев от нашей наглости, они пригрозили, что нажалуются нашему начальству и в самое ближайшее время нас ждет строжайшее наказание вплоть до отстранения от дела или даже увольнение.
Я уже фактически уперла руки в бока и сделала братоубийственное лицо, намереваясь высказать им все! Общеизвестно, что ученые не имеют понятия о морали, им наплевать, что Попрыгунчик периодически убивает или доводит людей до психушки. Одна, две, три девушки - разумеется, мелочь на пути исследования столь необычного и познавательного объекта! Дай таким типам волю, они бы сами поставляли жертвы преступникам только ради того, чтобы достойно завершить очередной доклад по психологии. Все, не держите меня, натерпелись, хватит!
И тут котик вышел вперед, вежливо, но твердо отодвинул меня, встав на задние лапы и уперев передние мне в живот.
- Никаких проблем, господа, мы уже уходим. Прошу простить нас за это маленькое недоразумение, - промурлыкал он, повернувшись к нашим оппонентам.
- Ваши предшественники тоже называли это "недоразумениями", и теперь мы просто вынуждены организовать вооруженную охрану Джека! - прошипели нам вслед.
Два противных типа в клетчатом подняли сонного Попрыгунчика и потащили в подворотню. Наверняка отпаивать валерьянкой и приводить в чувство...
Опустив головы, мы поплелись вдоль по улице, остановили проходящий кеб. И только внутри экипажа, закрыв дверцу, котик гордо продемонстрировал нам с Алексом маленький шприц с кровью, успешно добытой у бесчувственного Джека. После чего самодовольно позволил мне от души расцеловать себя в пушистые серые бачки!
- Отправим на Базу, на анализ в лабораторию к гоблинам. А эти невежи пусть утрутся...
Алекс попросил остановиться на площади собора Святого Павла. Мы гуляли, смеялись, кормили голубей у памятника королеве Анне, как пояснил Профессор, именно в ее правление закончили постройку собора. Здесь голуби были везде, они забронировали лучшие места под куполом и на крыше, кружились в воздухе, сновали под ногами... Парочке я все-таки отдавила хвосты! Нашего кота чуть не заклевали, причем просто так, на всякий случай, для профилактики, как своего естественного врага. Обиженный Пусик ругался на птиц по-латыни, укрывшись под тележкой торговца горячим глинтвейном.
Обедали в трактире "У короля Георга", а потом прошлись по Сити. Как ни странно, там было очень мало народу, а легкий морозец скорее располагал к прогулке, чем торопил домой на Бейкер-стрит. Тем не менее агент 013 настоял, чтобы мы взяли кеб и возвращались.
Обратную дорогу я продремала на плече у Алекса, временами просыпаясь и смутно слыша, как кот жарким шепотом спорит с командором, разрабатывая план действий против монстра, благодаря которому я попала в Лондон и провела сегодня один из лучших вечеров в моей жизни! Ум-м, мм, хрр, хрр...


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:52:39 | Сообщение # 8
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Рейнольдсон так и сидел на полу, тоскливо глядя, как бесцеремонно я разглядываю его творение. Наверное, по моим глазам он понял все... Если бы я на его месте, как профессиональный художник, рисовала так же топорно, то прятала бы свои полотна от мира еще старательнее.
Опечаленный творец комиксов уже не пытался препятствовать удовлетворению моего любопытства, на прочих картинах и графических листах тоже был Попрыгунчик. Вот здесь он за столом пьет чай вприкуску, а тут в шелковом халате полеживает на оттоманке, куря кальян, там музицирует за роялем в черном фраке, но везде одно и то же нагловатое лицо с выражением крайнего самомнения.
- Хм, твоя работа?
- Э-э, да, мисс... Но где ви видите преступление в том, чтобы рисовать популярную в народе личность? Я творческий человек, вот и буквально рисую комиксы о жизни Джека. Почему ви меня заранее осуждаете?!
- Да просто кое-где в деталях ты так дотошен, словно он тут лично позировал. Вот, например, эти пуговицы на жилетке... Откуда ты знаешь, что они медные с зеленоватым налетом и тонкими змейками? Или вот эта маленькая родинка слева на шее... тоже интересный момент. Как можно заметить такие детали, если ты даже не был свидетелем его появлений?!
- Ви так говорите, словно сами знаете его лично! - с каким-то суеверным ужасом вздрогнул Рейнольдсон.
- Я видела его вблизи, когда он в бессознательном состоянии валялся на мостовой
Разом побледневший еврей схватился за сердце и обмяк! Вэк... кто же знал, что он такой впечатлительный? (На самом деле "конкуренты" держали нас на пятиметровом расстоянии, а кота о деталях я расспросить не успела) Пришлось поставить очередной шедевр на место и, пошныряв по дому, вылить на припадочного автора полчашки холодного кофе. Он быстро пришел в себя...
- О боже! Как это произошло, мой Джек был без сознания? Когда, не сегодня, надеюсь?
- Мм... нет, вчера...
- Как это случилось? Его подстрелили, сбили в полете, подло подставили подножку в момент прыжка? Говорите же, ви мучаете мою печень! - Крайне взволнованный художник схватил меня за руку.
- Да ничего такого, поскользнулся, упал... - вырвавшись, начала я и примолкла. В глазах Рейнольдсона дрожало такое живое сопереживание, такое страдание и страх за жизнь этого мерзкого существа, что мне стало не по себе.
- Я догадываюсь, что ви имели к этому отношение. Как только я впервые увидел вас, то должен был сразу понять, какая от вас исходит аура...
- Какая... нормальная, - чуть смутилась я, поправляя распахнувшуюся простынку..
- Аура опасности, риска и авантюризма! Ви похожи на японскую гадюку, прекрасную и смертоносную одновременно... Это комплимент! - тонко взвыл он, когда у меня сузились зрачки. На секунду я забыла, что у людей искусства своеобразная манера речи.
- Итак, мы начали разговор о Джеке...
По движению моего указующего перста художник переместился на стул и медитативно уставился в потолок, рассматривая трещину над отваливающейся штукатуркой. Объект готов, сейчас начнет откровенничать, и вовремя, а то терпения у меня - кот наплакал!
- Никак не замажу, в рисунке этих трещин есть нечто притягательное...
- Опять двадцать пять?! Про Попрыгунчика давай!
- Да-да, я понимаю... Может быть, мои откровения покажутся вам необычными, даже дикими, но все это чистая правда. Я создал Джека Попрыгунчика!
Вэк?!
- Создал?
- Да, мисс, вот этими руками... Я придумал его образ, вдохнул в него жизнь, даже выпустил его в мир, но это произошло помимо моей воли. Рисуя маленького монстра, главного героя для очередной серии комиксов-ужастиков, которые нынче так популярны среди юных лондонцев, я даже не подозревал, что творю нечто гораздо большее, чем просто детскую страшилку...
- Тьфу, черт, так это еще и для детей рисовалось?!
- Ну вообще-то мои комиксы предназначены для лиц всех возрастов и сословий! У этого жанра искусства большое будущее, мисс, поверьте слову специалиста,..
- Спасибо, я в курсе, давайте по порядку. Как именно вы его сотворили?
Уже не испытывая неприязни к этому усталому и странному человеку, я присела рядом, сочувственно глядя ему в глаза. Все-таки настоящие художники чем-то сродни больным, их жалеешь... Но его многословие могло утомить кого угодно, это тоже факт!
- Как сотворил? Просто нарисовал его! Правда, это был не совсем обычный случай - раньше я использовал уже известных персонажей: вампиров, обнаглевших оборотней, в голодный год в поисках пищи забредающих в густонаселенный Лондон. Самому смешно, но в этом однообразии есть некие законы жанра. Действие непременно должно происходить в Лондоне, изобиловать острыми и жуткими моментами, быть предельно реалистичным, и чтобы виноват всегда был кто-то из королевской семьи. Джек родился прямо у меня в голове, без поисков и набросков, существ, похожих на него, нет. Я проверял по справочникам.
- Мы тоже, - вздохнула я.
В этом-то и проблема - никто не знает, как с ним бороться. Но если его можно усыпить, значит, можно и как-то придушить во сне? Хотя, конечно, кощунственно думать такое при страдающем отце-создателе...
- Может быть, все дело в красках? Вы случайно не замешивали их на кладбищенской пыли? А толченый прах висельника не добавляли?
- Нет, что ви... Ой, мое больное сердце! Обычные масляные краски "Лондонская палитра", в коробочке, два шиллинга три пенса. Правда, большинство цветов в лессировке дают мрачные серо-коричневые оттенки, но мне именно это и было надо.
Как оказалось, Рейнольдсон действительно не знал, каким образом этот персонаж ожил. Помнил лишь то, что почему-то решил взять размер холста гораздо больший, чем обычно, нарисовал непонятно кого в полный рост и лишь последним штрихом лиловой краски закрасил ему нос, как в дверь постучали, пришел издатель. Когда они вместе вернулись в студию, полотно было практически пустым, на сумрачном фоне оставался только нестрогий силуэт...
- Вот, держу ее отдельно. - Художник даже показал мне эту картину, принеся из другой комнаты.
Действительно, зрелище было жутковатое, но впечатляющее. Узкие плечи и громадный нос, короткая шея, крючковатые пальцы. Силуэт, проступивший на сером холсте, был как живой, казалось, он просто вырвался из плоскости картины, стянув с собой даже грунтовку.
- А как же он одевается, кто ему теперь костюмы подрисовывает? Ведь он всегда в новом, а один раз даже с рогами появлялся... Откуда у него все это? Где он живет, чем питается, сколько спит, когда ходит в баню? - начала я, но Рейнольдсон с печальным вздохом унес картину обратно.
- Ви не верите мне... У нас с ним нет никаких связей, а о его парадоксальных способностях даже мне мало что известно. Вероятно, кто-то управлял моей талантливой рукой, вел мою кисть. Такое часто бывает с гениями! Я был использован неведомыми высшими силами, которым почему-то непременно нужно было пустить это чудовище в наш мир! Возможно, он наделен умением менять внешность по своему усмотрению, не пользуясь ничьими услугами. И он дьявольски разумен, клянусь вам!
- Да уж, классический сюжет второго Франкенштейна, - вздохнула я. Сострадание моя вторая натура, что делать - грешу сентиментальностью...
За разговором я как-то даже забыла одеться, не делая лишних движений, чтобы не сбить Рейнольдсона с мысли. И вот в тот момент, когда мне взбрело в голову наконец-то вернуться за ширму, в окне мелькнул чей-то силуэт.
- Ой, там кто-то есть!
- Кто там может быть, мисс. - Художник смахнул непрошеную слезу, а я снова увидела мелькнувшую в окне знакомую личность.
- Вэк... Но это же он!
За окном прыгал Джек Попрыгунчик, старательно пытаясь разглядеть меня сквозь мутноватое стекло.
- Никаких связей, значит?! - Я гневно ткнула пальцем в хамоватую ухмылку монстра. Тот откровенно разглядывал меня, разочарованный, что не застал обнаженной, как наверняка рассчитывал. Комиксист вжался спиной в стену, изо всех сил демонстрируя, что он здесь ни при чем! Эх, сейчас бы хороший бластер или по крайней мере приличный револьвер - и я бы сняла Попрыгунчика на взлете... Но ничего подходящего под рукой не оказалось, а Джек исчез так же неожиданно, как и появился.
Я бросилась к окну, буквально в ту же секунду раздался родной голос с улицы:
- Алина, держись! Мы рядом, а Рейнольдсон пусть не пытается бежать, все выходы перекрыты!
Через полминуты мои агенты были уже наверху, бедная дверь слетела с петель, будто ее вышибли македонским тараном. Грозный котик с яростным Алексом ворвались внутрь.
- Я невиновен! - на всякий случай возопил запаниковавший еврей.
Должна признать, что вид моих напарников вызывал спазмы и непреодолимое желание сию же секунду писать завещание. Причем отчисляя все имущество не кому-нибудь, а на богоугодные цели...
- Как вы тут оказались, ребята? - Я нервно поправила сползающую простыню, изо всех сил стараясь не краснеть.
Командор переводил горящий взгляд с меня на художника, словно бы решая, что стоит сделать в первую очередь - задушить его или выслушать меня? Агент 013 с видом крутого профессионала уже совершал обыск, бесцеремонно орудуя всеми четырьмя лапами. Эскизы, наброски и незаконченные холсты небрежно отметались в сторону...
- Мы шли за Попрыгунчиком. Удивительное дело - он еще и во времени перемещается. А этот... Надеюсь, он не успел... оскорбить тебя словом или действием... - В глазах Алекса читался неумолимый приговор.
- Что ты, любимый, конечно же нет! - Я быстро прикрыла художника спиной. Рейнольдсон испуганно закивал, денек у него выдался - не позавидуешь... - Во-первых, даже не собирался, а во-вторых, неужели ты думаешь, что я бы позволила?
- Конечно нет, - устало выдохнул командор. - И все-таки, может быть, тебе лучше одеться, а то он на тебя смотрит.
- Что ви, что ви, и в мыслях не было! Это просто мое врожденное косоглазие, - без тени насмешки в голосе искренне соврал комиксист.
- Ребята, я все выяснила. Он действительно сотворил Попрыгунчика, нарисовав его вон на том холсте, но ответственности за его поступки не несет.
Профессор громко хмыкнул, дескать, еще бы, кто захочет нести ответственность.
- Нет, правда, он не знает, как им управлять.
Я быстро рассказала ребятам все, что узнала за последние полчаса, проиллюстрировав рассказ картиной с пустым силуэтом Джека. Рейнольдсон только усердно кивал, как будто вместо шеи у него была дергающаяся пружина. Он, как мог, демонстрировал искреннее желание сотрудничать с "властями", не знаю, за кого он нас принимает, но разубеждать, видимо, не стоит. В смысле пока...
Уж не знаю, кого и в чем я убедила, но Алекс на протяжении всего рассказа сохранял суровое выражение лица.
- Понятно. Ты молодец. Вроде бы все по делу, но... при чем здесь Диккенс?
Угу... Итак, Пусик выдал меня с потрохами! Вот только мелочной ревности мне здесь еще и не хватало. Стоило Алексу удостовериться, что со мной не случилось ничего страшного, как он тут же впал в неуправляемые подозрения. Ну неужели сразу не видно, что я всегда чиста, как английская фарфоровая чашка?!
- А почему он должен быть при чем-то, - отчаянно краснея, зевнула я, мужественно сохраняя невинность в голосе. - Так, случайное, ни к чему не обязывающее знакомство... Кстати, сегодня мы идем в "Ковент-Гарден".
- Мы?!
- Ой, ну ты, я, кот и он! Мы - это все мы, возражения не принимаются. Нельзя побывать в Лондоне и не сходить на спектакль в "Ковент-Гардене"! В конце концов, вы целый день мотались по временным отрезкам и имеете право по-человечески отдохнуть.
- Я тоже так думал, хотя и предполагал несколько другой отдых. А теперь придется на ночь глядя ехать в театр, с умным лицом смотреть всякую муру плюс поддерживать вежливые разговоры с этим Диккенсом?!
- С тем самым Чарльзом Диккенсом!
- Ах, с тем самым...
- Можешь не говорить, молчи. Главное, не забывай, что ты... мой брат... двоюродный, - через силу добавила я, стараясь не столкнуться с Алексом взглядом.
- Мур-мур-лямур! - многозначительно пропел агент 013, вихляя бедрами. Прибила бы мерзавца, но крыть нечем... Если бы Алекс признался, что гуляет под ручку с молоденькой Сарой Бернар и это просто такая милая дружба, я бы тоже не поверила.
Профессор укоризненно покосился на меня и надул щечки. При Рейнольдсоне он особо болтать не мог, соблюдая конспирацию, но любой дурак с ходу догадается, что этот кот не так прост и за плечами у него два университетских образования!
- Хм, пожалуй, мне пора переодеться. - Я поспешно нырнула за ширму, подальше от осуждающих взглядов моих мужчин. И ведь не в первый раз они против меня объединяются! Может, это где-то в чем-то справедливо?
Ученые защитнички Джека сильно припозднились, мы встретились с ними уже на пороге. Похоже, сегодня у бедного комиксиста получился "день открытых дверей против доброй воли". Он еще не успел отойти от нашего визита, как два идентичных джентльмена начали новые разборки.
- Мы ведь вас предупредили... - Один из "близнецов" презрительно скривил губы.
- Я заплачу за разбитую посуду, - честно покаялась я, но ученые смотрели только на командора.
- Разумеется, господин Орлов понимает, что следующего предупреждения не будет.
Алекс демонстративно, с хрустом размял пальцы, а котик, загородив пушистой спинкой меня, выразительно поднял вверх средний коготь!
- Таки ви все из тайной полиции Тайваня?! - Художник, видимо, окончательно рехнулся, но переубеждать его не стали.
Я поспешно всех вытолкала за дверь. Сначала любимого, нежно подпихивая в спину, потом упирающегося кота за хвост, следом обоих "секьюрити". Надеюсь, запереться Рейнольдсон догадается сам...
- Хватит, хватит, чего вы к нам прицепились? - Притворно причитая, я переводила назревающий конфликт в самую мягкую фазу. - Никакого Джека мы не ищем, конвенция превыше всего! Меня пригласили попозировать искусства ради, а эти два ревнивца... Короче, дело личное, интимное, внутрисемейное, сами разберемся.
Сопровождаемые недоверчивыми взглядами, мы вышли на улицу, изображая святую невинность... Как только можно было заподозрить, будто мы рискнем нарушить соглашение наших ведомств? Что вы, господа-товарищи-братцы?! Все понимаем, прощения просим, сами под начальством ходим, но надо как-то зарплату оправдывать, вот и создаем видимость работы!
Позволив навязчиво проводить себя полквартала, мы пошли обедать. У входа в кафе ученые отстали, но, думаю, "пасти" нас теперь будут практически постоянно. Интерьер кафе имитировал роскошь. Лепнина на потолке, картины в золоченых рамах, трехрожковые канделябры, кресла с золочеными ножками, свежие скатерти. Правда, на бархате они сэкономили, заменив его плюшем, которым здесь были обиты стены, кресла и перегородки отдельных кабинок.
Едва мы уселись и сделали заказ, Пусик, внимательным взглядом проводив официанта, торжественно стукнул лапкой по столу:
- Итак, дамы и господа! Наконец-то мы можем обсудить сложившуюся ситуацию.
- Случилось что-то страшное, а мне не сказали? - всполошилась я. Уж слишком серьезным тоном начал котик.
- Нет, деточка, пока нет... Но вполне может случиться, если ты не прекратишь самовольничать, организовывая собственное расследование и строя собственные планы, скрывая их от товарищей!
Я хотела возразить, что за один час узнала столько, сколько они без меня за месяц бы не выяснили. Но ведь этот самодовольный хвостатый тиран и слова не даст вставить! Скажи я им, что иду на встречу с Рейнольдсоном только потому, что он художник, а художники склонны поболтать с натурщицами, они бы меня ни за что не отпустили! Алекс из ревности, Профессор- из зависти... Так какой смысл откровенничать?
- Ладно, милочка, сделай себе пометку на будущее, - видя мое "раскаяние", уже на полтона мягче резюмировал кот. - Мы ведь по-прежнему несем за тебя ответственность, хоть ты и здорово выросла в плане профессионализма. Но ситуации бывают разными, иногда они выходят из-под контроля. Джек Попрыгунчик был совсем рядом, а чего от него можно ожидать? Я очень хочу, чтобы ты дожила хотя бы до пенсии...
Алекс тихо погладил меня по голове, я мурлыкнула и разомлела. Оказывается, за день мои напарники тоже успели сделать очень многое. Проверили все появления объекта по порядку, от первого до последнего.
В Нортхемптоншире 1843 года Джек "веселил" почтовых извозчиков, перепрыгивая через кареты, пока не свалился в глубокий овраг, которого не заметил.
В Восточной части Лондона два года спустя успешно действовал один из пародистов-двойников Лондонского Кошмара, цирковой акробат на пенсии. Его взяли с поличным...
Проверили 1846, 1872, 1877, 1887 и 1905 годы, нашли немало интересного. Но все это было бы ничего, если б не 1846 год, когда Джек впервые пошел на убийство и утопил молоденькую девушку в одном из лондонских каналов. Этого мы уже не могли простить, особенно я...
Два последующих свидетельства о появлении Попрыгунчика были признаны ложными. Здесь кот особо выделил случай, когда девиц из пансиона разогнал сбежавший накануне из клиники псих. Маньяк удрал, прихватив черный маскарадный костюм главврача. Тот приготовил его для приближающегося Хэллоуина и держал у себя в кабинете. Смешливый шизоид облачился в развевающийся черный плащ, надел колпак с ушами летучей мыши и напугал до белого каления экзальтированных пансионерок во время воскресной мессы! Ох уж мне эта викторианская эпоха...
- Несмотря на его умение как-то переходить через межвременное пространство, мы можем остановить монстра именно в его последнее по хронологии появление - в тысяча восемьсот семьдесят седьмом году, там он несколько раз появлялся в казармах Алдершота и...
- Почему именно там?
- Потому что именно там мы с Алексом встретим тебя. Кстати, на тебе будет платье королевы, а то все время жалуешься, что приходится одеваться попроще... - таинственно усмехнулся в усы Пушок.
- Вэк, как интересно-о...
Я была заинтригована. Что же за план созрел в его усатой, пушистой, мудрой кошачьей голове? В этот момент нам принесли устриц - студенистые, слизистые комочки в колючих грязных раковинах, и я отвлеклась, пораженная и обиженная. О небо, так эти мерзкие существа являются излюбленным лакомством англичан?! Я даже не знала, в ком больше разочарована- в устрицах или англичанах.
Алекс ел с аппетитом и удивлялся, что я предпочла устрицам холодную овсянку, оставшуюся от комплексного завтрака. Пушку досталась мясная нарезка, он по-джентльменски пытался поменяться со мной на овсянку, но и у меня совесть есть. Коты все-таки хищники, им без мяса долго не продержаться без ущерба для объемов пуза.
Я чуть не забыла рассказать ребятам о сестрах Аслоп, не забыв упомянуть, что деталями своего визита я уже результативно воспользовалась, поймав Рейнольдсона с поличным. Значит, Джейн на этот раз не наврала, что особенно льстило. Но мужчины-напарники никогда не признают ваших заслуг, для них успех женщины - лишь стечение обстоятельств, но никак не ее профессионализм и деловые качества. Поэтому похвалы были, как всегда, скупыми. Командор одобрительно погладил меня по плечу и приступил ко второй порции устриц, а кот только важно кивнул, намывая морду после блюдечка со сливками.
Вечером мы отправились в "Ковент-Гарден", в знаменитый театр, расположенный в богатом квартале с дорогими магазинами, салонами и типографиями. В кебе агент 013 всю дорогу ворчал, зачем нам этот Диккенс, но видно было, что все-таки очень хочет попасть в театр, иначе бы ехать отказался. Алекс предложил ему на это время последить за Попрыгунчиком или начать писать отчет (иногда с нас требуют подробные отчеты о каждом дне операции), но я заступилась за котика. Что же ему, увянуть на корню без культурной программы?!
За окошком мелькали расцвеченные лампами и украшенные венками и гирляндами из остролиста и омелы витрины магазинов. В витринах самых дорогих магазинов стояли роскошные рождественские елки. Беспечно вертя головой, я радостно любовалась праздничным Лондоном.
- Не теряй возможности, Алиночка, высунься по пояс, больше увидишь, - незлобиво шутил Профессор.
- Ой, смотрите! Смотрите, там же... Стойте! - завопила я и стукнула в стенку извозчику, чтобы он остановился.
- Уже почти доехали, мисс, - недовольно проворчал извозчик, натягивая поводья.
- Нет, нет! Мы непременно изволим прогуляться пешком, - настаивала я на своем.
Алекс вышел следом, озираясь по сторонам и не понимая, что же меня привлекло. Я уверенно взяла его под руку. Кот был очень недоволен:
- Деточка, ради чего нам стоит идти по грязи? Утренний снег кое-где подтаял, особенно под колесами карет. Я и так сегодня целый день на лапах, а ведь годы берут свое. Солидному коту моей комплекции и звания не пристало бегать, когда есть общественный транспорт. Так что там у тебя?
Хм, раньше он на годы никогда не жаловался, тем более что лет ему не так много по кошачьим меркам. Но я была стопроцентно уверена, что когда он узнает, "что у меня там", то сразу все простит! Ради него же стараюсь, блин...
- Вот, смотрите, "Лондонский королевский зоомагазин мистера Снайпса", - торжественно выпалила я, указывая на противоположную сторону улицы.
- Что-то нет у меня настроения на черепашек любоваться, - презрительно фыркнул Профессор, выглядывая на брусчатке дорожку почище.
- Нет, читайте ниже: "Выставка кошек самых редких и благородных пород"! Агент 013, это же твои сородичи и притом не разбойники из подворотни, а коты-аристократы с идеальными манерами. Уверена, что ты получишь истинное удовольствие от такого общения.
Я сама очень хотела посмотреть на хвостатых пушистиков с умильными мордочками, даже если там будут одни британские голубые. До семи было еще почти час, и все согласились. Алекс, как всегда при переходе через дорогу, крепко взял меня за руку, я - то никогда не смотрю на транспорт, считая, что останавливаться должен он. Периодически любимый успевает выхватить меня из-под колес очередной кареты, боевой колесницы, паровой машины, автомобиля или танка.
Выставка была большая, даже глаза разбегались. В огромном зале с арками и лепниной под потолком по периметру на покрытых бархатом столах стояли золоченые клетки с кошками. Правда, их загораживал снующий в большом количестве народ, преимущественно женщины всех возрастов, восторженно сюсюкающие и тыкающие пальцами.
В центре зала уныло бродили несколько позабытых детей. Я поспешно взяла Профессора на руки. Мой боевой товарищ не возражал, понимая, что от этого зависела сохранность его бесценной шкурки. Оголтелые дамочки от избытка нежности могли задушить или затормошить несчастное создание, оказавшееся вне спасительной клетки.
У агента 013, несмотря на обилие прекрасных кошек - экзотических, персидских, даже лысых египетских сфинксов, настроение не поднималось, скорее еще больше упало. Глядя на строящую ему глазки персидскую кокетку с крошечным носиком и выразительными пушистыми усами, он вообще чуть не расплакался.
- Да-а, моя Анхесенпаатон совсем другая, таких здесь нет. Зачем ты привела меня сюда, деточка? Неужели я обязан смотреть на весь этот позор?! Мои свободолюбивые братья и сестры сидят по клеткам на каких-то расшитых парчовых подушечках с кисточками! С заколками, медальками и бантиками за ушами! Не думал, что доживу до того, чтобы воочию увидеть такое унижение моих сородичей, - тоскливо вопил он. Хорошо, мы встали в стороне, если что, пусть думают, что это Алекс о кошках сокрушается.
- Ты что, никогда не был на кошачьих выставках? - поразился командор.
- Нет, черт побери! И сохрани меня Создатель еще раз попасть! Мать моя порядочная кошка, какое унижение... Вы только поглядите, что там написано! "Котик готов к вязке"! Вязка! Вот как называют это люди... И ведь ни слова о любви! - Профессор буквально побурел от стыда, не в силах такое терпеть. Резко оттолкнувшись от моей груди лапами, он спрыгнул на пол и, распихивая повизгивающих посетительниц, бросился к выходу.
Ладно, каюсь, была не права... Откормленный кошар под табличкой с убийственным для агента 013 объявлением повернул голову в нашу сторону. Он лежал на подушке в позе султана и глядел на меня сквозь полуприкрытые веки взглядом, значение которого, будь я кошкой, не вызвало бы у меня никаких сомнений.
На улице обычно добрый и отходчивый Профессор никак не мог успокоиться. Он мрачно шел впереди, не оборачиваясь и не желая обсуждать произошедшее. Хвост у него стоял ершиком, шерсть дыбом, казалось, по мостовой катится серо-полосатый шар, время от времени пускающий пар из ноздрей.
- Он задет в своих лучших чувствах, - скорбно поделилась я с Алексом. - А ты знаешь, похоже, он никак не может забыть ту кошку. Анхесенна... ну ту... из храма богини Баст.
- Анхесенпаатон? Да, пожалуй, очень на то похоже.
- Но ведь у котов нет института брака! Все их увлечения, как принято считать, не оставляют глубокого следа в сердце.
- Так принято считать, но ведь бывают разные случаи... Мы знаем друг друга не один год, многое пережили вместе, и поверь, я никогда не видел его таким. Агент 013 всегда был слишком рассудочен для безоглядной любви.
- Ха! А когда он бегал за мной, высунув язык, подарки дарил, в человека превращался?
- Видимо, это другое... Он должен сам во всем разобраться и принять решение, нам лучше пока оставить его в покое.
Я с удивлением покосилась на Алекса. Значит, периодически кот делился с ним своими сердечными тайнами, а я даже не знала, что они у него есть. Хотя, с другой стороны, если Профессор проявлял в мой адрес противоречивые, но несомненно любовные чувства, то почему он не способен испытывать такую же, а может, и гораздо большую привязанность и любовь к нормальной кошке? Это в смысле, что я - кошка ненормальная... То есть вообще не кошка, а значит... Тьфу, совсем запуталась!
Театр впечатлял уже на расстоянии. Величественный, прекрасный, с великолепными барельефами. Сотня карет стояла на площади - наверно, сегодня аншлаг, или в таком театре аншлаг должен быть всегда? Я застыла на месте, раскрыв рот и, кажется, даже не дыша. Пока любимый не тронул меня за плечо и не указал вправо:
- "Ковент-Гарден" вон там. А это здание вокзала! Согласен, монументально и впечатляет, но нам не сюда.
Покраснев, я развернулась к театру, опустив голову и глядя себе под ноги. Тут тоже были кареты и кебы, на лестнице демократично толпились люди всех сословий, от богатых господ до юнцов в рабочих робах. Уже у входа царила праздничная атмосфера, возбуждение, предвкушение чего-то яркого. Народ смеялся, кое-где приторговывали лишними билетиками, и даже два невозмутимых полисмена не выглядели такими уж неприступными.
- Мисс Элен, мисс Элен! Еле до вас докричался! Вы ведь бежите не останавливаясь, я боялся потерять вас в толпе. - Передо мной возник раскрасневшийся от холода Диккенс с растрепанными кудрями, а в груди у меня снова проснулось какое-то неопределенное щемящее чувство.
Великий писатель встретился с каменным взглядом стоящего у меня за спиной Алекса.
- А, позвольте вас представить, это мой брат... э-э... двоюродный, Джефри. Джефри, это мистер Диккенс!
- Очень рад, сэр. - Диккенс с искренней симпатией сжал руку командора.
Я увидела, что писатель ниже Алекса на целую голову, а еще, какие они оба разные... Диккенс - живой, энергичный, лицо светится творчеством и верой в человечество. Алекс - спокойный, надежный, серьезный и... какой-то удивительно беззащитный в сравнении с прогрессирующей знаменитостью.
- А это наш кот, просто маленький серый Кардинал. Мы его любим и балуем, вот даже в театр взяли.
Профессор фыркнул и полез к напарнику на руки. Похоже, все еще дуется после выставки, надеюсь, спектакль его развеселит.
- Ого! Не такой уж он и маленький, приятный толстяк, попробуем пройти вместе с ним. Хорошо, когда билетер знакомый.
Театр был огромный (три с половиной тысячи мест) и новенький, недавно отстроенный после пожара. Пушок сначала уселся на коленях у Алекса, вытягивая шею, чтобы хоть что-то увидеть, но, не выдержав, перелез на спинку кресла. Оттуда обзор был получше, хотя задние ряды несколько поворчали...
- Какой любознательный у вас кот. У него такая интеллектуальная мордочка, словно на спектакли он ходит с детства, - восхищенно отметил Диккенс.
Агент 013 смерил его холодным взглядом и выгнул бровь...
- Господи, он меня понимает! - пораженно воскликнул писатель.
Командор с шумом выдохнул, но от комментариев воздержался. Похоже, сэр Чарльз порядком раздражал обоих моих ребят.
- Конечно, понимает! Все животные отлично понимают человека, поэтому при нем мы не позволяем себе вольно его обсуждать. Кардинал этого не любит, - Крошки оборотней шепотом сообщила я. Диккенс ахнул, но свет погас, и действие началось.
Пьеса была классической, про пиратов. Дочь их капитана неосторожно влюбилась в пленного герцога, за которого папаша ожидал получить приличный выкуп. Так эта дура помогла заложнику бежать. Тот, едва добравшись до своих, быстренько собрал целую эскадру судов и, с помпой вернувшись, в трудном бою одолел и сжег пиратское гнездо. Но капитан пиратов в последний момент добрался-таки до герцога и смертельно ранил его в живот. Сам, кстати, тоже не выжил, получив кинжалом в спину от дочки, которая опять захотела спасти возлюбленного. Герцог перед смертью признается ей в безумной любви, и дочь пирата, не выдержав потрясений дня, заодно закалывает и себя саму!
Апофеоз, занавес, слезы, комок в горле, особенно от понимания непреходящей человеческой глупости... Зал потрясенно молчит еще несколько секунд, после чего разражается бурной овацией.
- Потрясающе! Действительно, потрясающе! Как вам пьеса? Я ее смотрю уже в пятый раз и по-прежнему не могу сдержать восторга! - кричал Диккенс, яростно аплодируя. Алекс вяло хлопал чисто из вежливости, котик скорчил такую рожу, что лучше вообще не смотреть, я предпочла поддержать возлюбленного.
Нет, вообще-то спектакль неплохой, если не особенно придираться. Хотя, с другой стороны, что скрывать - большего бреда я еще не смотрела! Эпоха романтизма, оказывается, дарила нам всякое, и это всякое в свое время вполне сходило если не за высокое искусство, то за вполне приличную пьесу.
Потом мы все вместе ужинали в "Заплесневелом сыре" (официальное название "Старый чеширский сыр"), популярное и достаточно неплохое кафе. Диккенс увязался с нами, как-никак он покупал билеты в театр, надо было "откупиться", в смысле тоже сделать человеку приятное. Заказали предрождественский пудинг, традиционный сыр, бисквиты и глинтвейн.
Пусик, поманив меня взглядом, потыкал лапой в меню, требуя говяжий ростбиф, курицу в грибном соусе и отбивную по-ирландски. На секунду он задумался и шепнул:
- А еще, пожалуйста, булочку и маленькую чашечку сметаны, я на диете, к тому же потрясения отбивают аппетит...
Пришлось согласиться на все - его напоминания о выставке у меня уже в кишках. Поздний ужин прошел в крайне дружеской, но не доверительной атмосфере. Командор ревновал, кот набивал брюшко, писатель распускал хвост, а я, как всегда, была крайней. Потом мужчины вдвоем ушли в туалет, и английский классик вернулся оттуда с такими круглыми глазами, что мне хоть сквозь землю провались! Черт, что же такого Алекс ему пообещал, если весь остаток ужина сэр Чарльз обеими руками держался за свой стул...
Часов в одиннадцать мы сердечно распрощались с Диккенсом, к этому времени я уже точно знала, что Алекс мне по-прежнему во много крат дороже, чем кто бы то ни было.
Я даже всерьез задумалась об искушениях нашей работы, которая частенько предполагает встречи с известными личностями. То есть действительно с великими людьми, потрясшими века своими картинами, романами, сражениями и прочим, прочим, прочим... Как устоять и не познакомиться поближе? Именно такой интерес был у меня к Чарльзу Диккенсу, и он это сам, кажется, уже понял. А если нет, то мой любимый ему все популярно объяснил. По крайней мере, в мою сторону будущий классик теперь старался не смотреть...
На квартиру добрались уже за полночь, засыпая, я прикидывала, что подарить напарникам на Рождество. Деда-мороза, подарок Алекса, я поставила на столик рядом с камином так, чтобы любоваться на него сквозь прикрытые веки, пока не усну. Сон опять подкрался незаметно...
Рано утром, проснувшись, я встала и осторожно поцеловала крепко спящего Алекса, поневоле залюбовавшись - какой же он все-таки красивый! Потом быстро умылась, привела себя в порядок, накинула теплую пелерину и отправилась в булочную. Накупила к завтраку свежей выпечки, а в соседней мясной лавке заказала на вечер жареного гуся. Седоусый хозяин в опрятном белом фартуке записал меня в конец длиннющего списка.
- Счастливого Рождества, мисс, - улыбнулся он мне.
- И вам того же, - сердечно пожелала я.
- Купите у моего соседа в бакалее сладостей, кажись, уже эти сорванцы у вашего дома собрались петь гимны, не терпится им...
Я обернулась и увидела из окна магазина сквозь листья и ягоды остролиста вчерашних сорванцов, пытавшихся закидать меня снежками. Вэк, с этими типами лучше не ссориться, откупимся конфетами... Когда я выходила из бакалейной лавки, мальчишки все как один приняли чинный и благообразный вид, затянув на разные голоса рождественский гимн:

Пусть придет к вам Рождество,
Принесет в ваш дом веселье...
Счастьем Бог вас наградит,
От несчастий оградит!

Вот она, благовоспитанная Британия! Вчера - снежком в спину, сегодня - богоугодные пения. Конфеты я раздавала с чувством глубокого удовлетворения.


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:54:32 | Сообщение # 9
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Пока раздевалась в прихожей, вдыхала аромат свежесваренного кофе. Высунувшийся из кухни Алекс, улыбаясь, сообщил, что они с агентом 013 успели обеспокоиться, что я опять сбежала продвигать операцию самостоятельно. Но Пусик первым делом прыгнул на окно и зорким оком высмотрел, как я выхожу из булочной. Волнения сразу отпали, сменившись искренней благодарностью за мою заботу...
- Ну, му-урм, что у нас там на завтрак? - поинтересовался котик, с головой нырнув в корзину с продуктами.
- Я накупила еще на вечер, потому что... - Я выразительно стала пристраивать еловый венок над камином.
- Без потому что! Вечером, я надеюсь, мы будем уже на Базе, - твердо ответствовал Профессор, обнимая бутылку с простоквашей.
- Но почему? - сразу огорчилась я. - А настоящее английское Рождество в викторианском стиле?!
- Деточка, ты вечно путаешь работу и развлечение! Мы прибыли сюда с вполне конкретной миссией, ни затягивать операцию, ни задерживаться после нее нам никто не позволит. Расслабляться будем в столовой у Синелицего...
- Ты жлоб, скупердяй и зануда!
- Нет, я милый, добрый и ответственный, - спокойно кивнул котик, и Алекс его поддержал:
- После завтрака мы отправляемся в Алдершот - постоянный военный лагерь англичан в Гентсе тысяча восемьсот семьдесят седьмого года. Неужели агент 013 не рассказал тебе вчера, как мы натолкнулись там на самих себя?
- Естественно, нет! - с фальшивыми слезами в голосе пожаловалась я. - Он мне никогда ничего толком не рассказывает, так, упомянул вроде...
Этого Мурзик уже не выдержал. Он отодвинул от себя булочку с колбасой и блюдечко простокваши, раздраженно обернулся и упер лапки в бока.
- Последнее из нападений так называемого пэкхемского привидения (он же Джек Попрыгунчик, он же Лондонский Кошмар, он же Ужас Сити и еще с десяток прозвищ) произошло именно там, хотя данная хронолог и я событий интереса для нас не представляет. Мы действительно отправляемся туда только потому, что видели себя там. А это значит, что мы там уже были, то есть сегодня будем, или будем сегодня там, потому что были вчера, а значит, ранее по времени... Ты хоть что-то поняла?
- Вэк...
- Что и требовалось доказать! - победно заключил наглый Профессор.
Я автоматически протянула руку к его хвосту, но под укоризненным взглядом командора со вздохом отвернулась к столу...
- Агент 013 говорит, что дело закончится сегодня, - утешил любимый, подавая мне чашку кофе. - Более того, я готов его поддержать, так как мы оба совершенно уверены в успехе.
- Тогда колись: что мы будем делать в этом Алдершоте?! Появимся перед самым появлением Попрыгунчика, набросимся и свяжем, невзирая на протест удивленных военных? Я уж не говорю об этих вездесущих ученых... Мы же не сможем объект даже пальцем тронуть!
- На территорию лагеря они так легко не пройдут, все-таки воинская часть. У нас будет очень мало времени, но при соответствующей конспирации и маскировке...
- Шанс есть? Давайте переоденемся в солдат! Я уже была гейшей, француженкой среднего сословия, рабыней-таджичкой, шотландкой, ирландкой, индейской скво, египтянкой... Моему искусству перевоплощения можно только позавидовать! Я надену мундир шотландцев с такой классной юбочкой в клетку и приклею рыжие усы... Будет прикольно! - Я приподнялась на стуле, живо представляя картинку в красках. А потом вспомнила вчерашние слова кота. Как я могла забыть...
- Агент 013 говорил, что вы видели меня в платье королевы, но ведь это нелепо. С чего это вдруг мне переодеваться королевой?! Ведь если узнают, то Тауэра не миновать, а мне он интересен исключительно как музей...
- Ну, это не так уж и нелепо. При непосредственном взгляде вполне может оказаться, что и сработает. Просто как фактор неожиданности! - откликнулся командор. - В роли солдат мы много не сделаем, разве что поднимем панику, но смысл? Требуется четко организовать все подразделение на арест Попрыгунчика! Ты будешь королевой Викторией, я, к примеру, графом или премьер-министром.
- На Базе тебя... э-э... немного состарят, - подхватил кот, на всякий случай отодвигаясь в сторону. - Театральный грим, опытные визажисты плюс мои бесплатные консультации - и ты будешь выглядеть совсем как престарелая королева Англии! У нас на Базе есть специалисты, которые полностью меняют облик агента, делая его максимально похожим на нужное историческое лицо.
- Но... э... у... а... - с трудом отдышалась я, ибо перспектива выглядеть рядом с любимым мужчиной набриолиненной старухой не прельщала ни на йоту. - Во-первых, я не согласна! Во-вторых, кто поверит в королеву без свиты? В-третьих, шеф никогда на это не пойдет, чтобы не нарушать конвенцию! В-четвертых, вы оба женоненавистники и покажите мне пальцем, чья это была идея?! В-пятых...
- А это будет незапланированный и страшно секретный визит, какая там свита?! Королева прибыла инкогнито! Для убедительности наденешь черный плащ с капюшоном и будешь говорить в нос, - пятясь задом, засуетился агент 013.
Вот, значит, кому я обязана "идеей"...
- Согласно легенде ты приехала совершенно секретно именно потому, что получила от своих секретных служб сверхсекретную информацию! - включился Алекс, но я так на него посмотрела, что он заткнулся. А котик вытянулся в струнку, по гвардейски отдал честь и гнусаво затянул гимн "Боже, храни королеву!".
- Хватит надо мной издеваться! Видеть не могу ваши самодовольные физиономии, - без подзавода взорвалась я. - И так все дни на нервах, а вам лишь бы выставить меня полной дурой! Да еще и старой уродиной в придачу...
- Я только хотел разрядить накалившуюся атмосферу, - мгновенно надулся Пусик. - И будь добра, если не хочешь завалить всю операцию, впредь никогда не говори при мне о королеве Виктории в ТАКОМ тоне!!!
Алекс разнимал нас минут двадцать. Потом плюнул и отошел в сторону, дав нам обоим долгожданную возможность выпустить пар! Мы катались по ковру в партерной борьбе и бились, визжа, как психованные кролики. Я наконец-то от души оттрепала серого нахала за уши, а он расцарапал мне локоть и набоксировал мягкими лапками в живот. Ничего, пресс у меня тренированный, думаю, ему все равно досталось больше...
- Выход на Базу через две минуты, - напомнил командор, когда мы выдохлись. - Рекомендую прекратить междусобицу, привести себя в порядок и вернуться к делу.
- Хорошо, но обещайте, что, когда мы повяжем Джека, снова вернемся сюда, - устало взмолилась я. - Сегодня ведь Сочельник! Я всего накупила для вечернего застолья и даже традиционного гуся в мясной лавке заказала. Разве вы не чувствуете дух праздника? Как можно уехать из старой Англии в преддверии волшебства...
- Вроде бы ничего особенного не чувствую... - Алекс виновато развел руками. Хотя что с него возьмешь? Он же у нас "инкубаторский", откуда ему знать, что называют предпраздничной атмосферой. А вот я дома на Новый год... На глаза навернулись слезы...
Ребята посмотрели на меня, переглянулись и кивнули.
- Точно остаемся? - недоверчиво всхлипнула я.
- Конечно-конечно, какие сомнения, будем только рады! - единодушно и как-то подозрительно поспешно согласились они. Я улыбнулась и обняла обоих сразу, душа у меня отходчивая, правда?
Мы перенеслись в гардеробную на Базе, там, в отдельном кабинете меня обрабатывали не менее часа. Профессор расхаживал взад-вперед, давая гримерам и костюмерам ценные указания, а в перерывах вводя меня в курс разработанного им плана. Выходило, что раз я королева, то могу высокомерно помалкивать, а распоряжаться и давать указания будет глава палаты лордов граф Россель Кроу Гладстон-Дербский.
Нам подготовили королевский указ о задержании Джека Попрыгунчика, который мы зачитаем наивным военным. В назначенный час якобы совершенно случайно объект появится рядом с офицерами главного штаба. Он нападет со спины на часового, жестоко его изранит стальными пятнадцатисантиметровыми когтями и попытается уйти, перепрыгнув через крышу штаба. Все это свидетельства очевидцев, возможно и преувеличенные, хотя проверить можно только на месте. Итак, королева приехала, чтобы лично проследить за тем, как злодей будет окружен и пойман...
- Придется действовать чужими руками, - не моргнув глазом, заявил Профессор. После драки мы вновь стали друзьями не разлей вода!
- Конечно, эти типы с научно-исследовательской Базы тоже не дураки, но я надеюсь, когда они заявятся, будет уже поздно. В любом случае им ничего не удастся исправить. В Алдершоте расквартировано около шести тысяч солдат, не знающих, чем себя занять, и каждый из них в лепешку расшибется, лишь бы выполнить личный приказ королевы. Тем более зная, что его за это наградят орденом, произведут в "сэры" и наверняка присвоят маршала!
Я придирчиво рассматривала себя в зеркало. До возраста королевы Виктории, сколько ей было в 1877 году, меня состарить, конечно, не сумели (слишком юная я), что немного успокаивало. Ходить в образе старухи, пусть даже венценосной, как-то не грело, успеется, знаете ли...
Агент 013 в гриме не нуждался - изобразить любимого котика венценосной особы он сумеет, даже не морща носа. Единственно ему торжественно повесили на шею синюю ленту с золотым медальоном в виде английского герба. Профессор носил его с чисто собачьей гордостью, как какой-нибудь призовой бульдог!
Из Алекса (тоже слегка состаренного) вышел очень представительный лорд Россель Кроу граф Гладстон-Дербский. Пэр Англии, правая рука королевы, он носил генеральский мундир, поскольку участвовал в Крымской кампании. А мой любимый просто рожден, чтобы носить военную форму! Она так классно на нем сидит, что я не устаю это повторять...
В назначенное время мы перенеслись в городок рядом с солдатским лагерем, их разделяла лишь железная дорога и площадь. Не узнанные (хотя кто нас тут знает?!), мы наняли карету попрезентабельнее, сунули Пусика в ноги и покатили.
Должна признать, что Алдершот внушал должное уважение и многое говорил об английской армии. То, что обеспечивается она по высшему разряду и денег в нее вбухивают немеряно, было ясно даже при взгляде через забор. Потом я узнала, что помимо казарм, госпиталей, спортивных комплексов и отдельной столовой огромных размеров в лагере имелось несколько театров, библиотеки-читальни и даже собственный ипподром.
Ворота нам открыли без проволочек. Один из стоявших на страже солдат развязно заглянул в окно нашей кареты. Его ухмылка тут же исчезла, едва он увидел наши лица. Особенно высокомерную физиономию агента 013, демонстративно поигрывающего медальончиком. Я поджала губки, свела бровки, показывая, что ждать не привыкла, а вот отправить на эшафот могу с превеликим удовольствием!
- Солдат, если ты не поторопишься, то ее величество опоздает, - доверительно сообщил ему Алекс. - И предупреди старшего офицера, что мы прибыли инкогнито.
Тот, едва не уронив ружье, выпучил глаза, поспешно отдал честь и бросился к своим товарищам, которые торопливо открыли высокие кованые ворота. Один побежал перед нами, показывая дорогу, прочие замерли по стойке "смирно". Что ж, начало положено, будем доигрывать комедию до победного конца...
Комендант, заметно взволнованный нашим неожиданным приездом, выбежал встречать меня у главного штаба. Я вышла из кареты, тяжело опираясь на его руку, изображая грузность и артрит ног. Алекс подхватил под пузо напарника, важно двинувшись следом. Нас сразу сопроводили в кабинет начальника штаба, предложили чай с молоком и тосты, чувствовалось, что королева Виктория все-таки пользуется авторитетом в военной среде.
Когда меня усадили в кресло, я с показным удовольствием вытянула ноги и бесцеремонно начала:
- Мы приехали к вам, комендант, с очень важным поручением. Это срочное дело потребует мобилизации ваших лучших солдат, покажет степень вашего патриотизма и готовности служить Британской короне! Лорд Кроу, прошу вас, изложите сами суть дела, в последнее время у меня что-то путаются мысли. Поэтому я пока подремлю... Мням, мм... Хр-рр...
Этому я научилась у кота, он способен отвалиться спать в любое время суток, сопя, как невинное дитя. Профессор вальяжно вполз ко мне на колени, обозревая кабинет изучающим взглядом. Комендант лагеря неуверенно обернулся, но Алекс развернул его за эполет.
- Совсем сдает матушка императрица, то есть ее величество, - миролюбиво проворчал он, отводя в сторону беспокойно озирающегося коменданта. Судя по напряженному взгляду дяденьки, тому наверняка казалось, что котик за ним следит. И это не паранойя, Пусик действительно следил...
- А теперь попрошу внимания, генерал, дело нешуточное. Через полчаса в ваш лагерь проникнет незамеченным, пройдя через все блокпосты и охрану, Джек Попрыгунчик!
- Но, сэр, этого не может быть! - подпрыгнул удивленный комендант. (Что-то слишком он нервный и подвижный для военного, может, такой же липовый, как и мы с Алексом?) - Не может быть, потому что я лично проверяю караулы не реже двух раз в неделю!
Вэк, всего два раза в неделю?! Судя по всему, генерал настоящий...
Тем временем в кабинет набилась куча народу, все штабное начальство, свободные от службы офицеры, адъютанты, повара и на всякий случай два врача. Кое-кого пришлось вытаскивать из разных злачных заведений...
Гвардейцы, гордость и честь британских вооруженных сил, до сих пор сжимали в руках билеты на скачки, размахивали боксерскими перчатками, доедали сандвичи на ходу, спешно оттирали губную помаду, и от всех поголовно за километр разило амброй ближайшего трактира! Отдавая должное королеве, они изо всех сил старались держаться прямо, а когда это им не удавалось, в целях подстраховки висли друг на друге.
Но трезвые головы среди вояк все-таки были, и суперагент изложил свой план окружения и пленения Попрыгунчика, обращаясь преимущественно к ним. К концу пламенной речи лорда Кроу один офицер-игрок, которого жестоко вытащили прямо со скачек, покачнулся, но удержался на ногах, а затем, забыв о субординации, многозначительным шепотом и отчаянно заикаясь спросил:
- На к-к-кого п-п-поставите, сэр? С-со-советую н-на-а П-по-опрыгунчика, - и закивал, сияя улыбкой.
Мое уважение к военным рухнуло окончательно! Если бы я знала, с кем придется работать, то своими руками пристрелила бы нашего монстрика, подкараулив его после успешного нападения на очередную девушку. Но командор знал свое дело и умел разговаривать с настоящими мужчинами...
На крыше штаба заняли позицию человек десять с ружьями, вокруг были усилены блокпосты и растянуты сети. Лица у всех были суровые, глаза горящие, пальцы дрожали на спусковых крючках, и весь лагерь жаждал крови!
- Мы что, собираемся его убить? Просто так - без суда и следствия?! - Я далеко не сразу осознала весь ужас происходящего. Обычно мы пытаемся сначала выяснить причины криминального поведения подследственного, помочь ему ступить на праведную дорожку, договориться, в конце концов. По-моему, Джек выглядел как-то поцивилизованней рокурокуби-гоблинов.
- Именно, детка! И надеюсь, нам это удастся. Сегодня уже третий день операции, пора с Прыгуном завязывать, - еле слышно, но решительно заявил кот, лежа у меня на руках. Тяжелы-ы-й...
Мы стояли на ступеньках штаба, до появления Лондонского Кошмара оставалось несколько минут. Я только открыла рот для ответа, как встретилась с любопытным взглядом какого-то майора и, тут же сделав постное лицо, дурашливо произнесла:

Где ты была сегодня, киска?
У королевы у английской!

Майор опустил глаза и зашептал стоявшему рядом лейтенанту, что королева совсем того, разговаривает с домашними животными, а кота, ведь это же явно кот, называет киской.
- Ее величеству лучше знать, как обращаться к своему любимцу, - с нажимом в гол осе заметил Алекс, поспешивший прийти мне на выручку. - Но вы наблюдательный малый, поэтому поручаю вам, майор, следить за появлением Попрыгунчика вон с той дозорной вышки. Как только увидите, трубите в трубу, стреляйте из пушки и зажигайте сигнальные костры. Главное, на дровах не экономьте!
Бедняга, покраснев, как омар, торопливо бросился выполнять приказ. Я, нежно улыбнувшись, послала командору воздушный поцелуй! Присутствующие офицеры смущенно отвернулись, ну и правильно...
Наконец томительное ожидание сменилось появлением объекта. Он действительно выпрыгнул из-за здания штаба, хотя там должны были караулить два десятка вооруженных людей. Те, кто был на крыше, от удивления и неожиданности не успели вовремя среагировать. Несколько выстрелов раздалось уже после того, как Попрыгунчик преспокойно перемахнул через их головы, удачно плюнув кому-то на фуражку. Монстр приземлился рядом с нами, озарив меня злобным взглядом. Алекс прикрыл меня грудью, а Профессор у моих ног занял боевую левостороннюю стойку. Нельзя сказать, что все бездействовали, народ был подготовлен, но слегка подрастерялся...
- Окружить! Поймать! Не упустить! - тонко возопил комендант, выхватывая саблю так, что все шарахнулись в стороны. - Не стрелять, взять живьем!
Но Джек тоже быстренько сообразил, что к чему, и рванул низкими длинными прыжками сквозь гущу солдат, которые, толкаясь и мешая друг другу, никак не могли его схватить. Нет, я понимаю, что у них нет практики, что гвардию отродясь не готовили для поимки монстров, но уж такими-то неуклюжими тоже нельзя быть! Хуже российской сборной по футболу, ей-богу... Давно пора королевским указом прикрыть все кабаки на территории Алдершота, включая кофейню-бар при библиотеке, столь необходимую в деле популяризации чтения.
Разумеется, стрелять навскидку по своим же товарищам никто не посмел, снайперы на крышах заключали пари, уйдет Попрыгунчик или его все-таки задавят количеством.
- Расступись! - Командор отобрал у кого-то ружье, прицелился, но объект быстро нырял туда, где еще оставалась толчея.
- Любимый, тебя же уволят! - в отчаянии завопила я, но он даже ухом не повел. Кот же выразительно пихнул меня лапой под колено и покрутил когтем у виска.
Гвардия, с ревом и проклятиями, гоняла Попрыгунчика, но без толку. Неужели он действительно неуловим?
Время от времени из толпы доносились вопли:
- Он полоснул меня когтями!
- Урод, этот капрал был мне за старшего брата!
- Помоги, Джордж, я истекаю кровью...
- Пахнет, как виски.
- Тащите офицера в госпиталь!
- Он тяжелый. Мы лучше отомстим за него... потом.
- Тогда хотя бы позовите священника!
- Вперед, молодцы! Смерть на глазах королевы Британии почетнее любого ордена!
- Господи, ну куда мы денемся...
Крики типа "ай, ой, мамочка!" и нецензурные эпитеты, которыми пострадавшие награждали Попрыгунчика, я приводить не стану. Скажу только, что каждый второй считал своим долгом пожаловаться мне на любую царапину неугомонного монстра, хотя тот всего лишь защищался. Мне его было даже немножко жаль... Успокаивало одно: Попрыгунчик заявился сюда сам, и на уме у него наверняка были одни пакости.
Ба-бах!!! Выстрел громыхнул над самым моим ухом. Алекс улучил момент, когда монстр прыгнул в его сторону. Промахнуться с такого расстояния было невозможно... На груди Джека проступило черное пятно, он посмотрел на Алекса, потом чуть вбок и улыбнулся. Мне стало жутко, потому что улыбался он мне. Охотник за девушками...
Взвизгнув, я прижалась к спине возлюбленного, но со следующим прыжком злодей оказался рядом, схватил меня за плащ и занес когти для удара! Я обомлела на месте, даже не помышляя о сопротивлении...
Его лицо, неживое, мертвенно-бледное, внушало безотчетный ужас, а глаза были невыносимо пустые. В них не было ни злобы, ни ненависти, ни боли, не было души! Рейнольдсон - не Господь Бог, он мог вложить в свое творение жизнь, но не душу...
- Реальный подонок, - хладнокровно заявил Алекс, в упор разряжая в него армейский револьвер. Шесть выстрелов швырнули Попрыгунчика наземь...
- Его нельзя убить.
Все те же двое близнецов-ботаников, возникнув из ниоткуда, заботливо поставили монстра на ноги. Действительно, пулевые отверстия на груди ему нисколько не мешали, взгляд был по-прежнему угрожающим, а ухмылка наглой. Хотя... наверное, он слегка посерел, точнее полинял, или мне показалось?
- Из него же чёрная краска льется! - осенило меня, но ученые опять подняли крик:
- Вы нарушили все мыслимые параграфы конвенции о невмешательстве в дела параллельных организаций, а потому...
- Во-первых, заткнитесь! - прямолинейно рявкнула я. - А во-вторых, вы на кого, вообще, повышаете голос?! Я - королева Виктория! Солдаты, что вы стоите, как не верноподданные? Меня тут оскорбляют всякие штафирки... Взять их!
- Кто допустил на территорию военного лагеря штатских?! - послушно взвыл комендант.
Солдаты и офицеры кучей бросились на "оскорбителей ее Величества" и, естественно, завалили хлопцев, но Джек... Невероятным образом вывернувшись, он свечкой сиганул вверх и растворился в воздухе.
- За ним! - крикнул вынырнувший из толпы Профессор, вспрыгивая мне на руки.
- Ты говорил, все закончится здесь!
- Я говорил только, что все закончится сегодня! - парировал агент 013, а командор, не таясь, настраивал "переходник".
- Кот! Он обладает даром речи. Я был прав - она с ним разговаривала, - торжествующе выпалил майор, которого мы отправили жечь костры на вышке.
- Любопытство не доведет вас до добра, - печально вздохнула я. - Напишите объяснительную обо всем, что видели, и загляните ко мне в Букингемский дворец... Мм... допустим на следующей неделе в среду. Я вас охотно выслушаю...
Этот идиот радостно отдал честь. Значит, в среду он будет доказывать настоящей королеве тот неоспоримый "факт", что она (королева!) разговаривает с котами и коты ей отвечают. А там короткий диалог, вызов врача и первым же кебом с зашторенными окнами до ближайшей психушки на принудительное лечение...
- Вас уже ждут приказы об увольнении! - тоскливо кричали уносимые в карцер ученые типы.
- Комендант!
- Да, ваше величество! - вытянулся взопревший генерал.
- Примите мою искреннюю благодарность! - милостиво улыбнулась я. - Алдершот доказал свое право считаться элитными частями вооруженных сил Великобритании, я горда вами! А этих двоих - в гарнизонный госпиталь и непременно под клизму...
- Боже, храни королеву! - воодушевленно взревели гвардейцы, так что эхо донеслось до меня даже сквозь межвременное пространство. Алекс наконец набрал нужную комбинацию кнопок. Чуть закололо в висках, и мы перенеслись в квартиру бедного еврейского художника Рейнольдсона. Ну, может, не такой уж он и бедный, но так как-то красивее звучит. Творческие люди должны быть чуточку голодными...
Мы стояли в той самой комнате, где я расхаживала в одной простыне. Сосредоточенный художник с кистью в одной руке и с палитрой в другой замазывал что-то на картине. Черной краской!
- Какого черта?! - обернувшись, остолбенел он. - Ва-ваше величество?
- Простите, если оторвали от работы, - вежливо извинился котик. После чего, не снимая улыбки, с разбегу прыгнул комиксисту на грудь, повалив его на пол. Профессор не только тяжелый, он этот прием не один год отрабатывал. Поверьте, редко кому из подозреваемых или мешающих нашей работе индивидуумов удавалось устоять на ногах...
- Что... что происходит?! Я же таки ни в чем не виноват!
Алекс молча снял с мольберта холст и положил его в камин. Пламя недоверчиво лизнуло картину...
- О нет! Прошу вас, ваше величество! Это же есть мое творение! - Рейнольдсон вскочил на ноги и бросился вперед с висящим на груди котом. Командор одним движением вернул его в прежнее состояние...
- Вэк... от меня опять скрыли самое важное? - Я бросила взгляд на полыхающую картину и все поняла. Это оказалась та самая работа, где от Джека остался один силуэт. Так вот сейчас он был там весь!
Трехмерный, не плоский, при плаще и рогах, в сегодняшнем костюме. Его лицо, искаженное яростью, казалось подвижным, он явно терпел сильные муки. От злости его тело на рисунке ходило волнами (или это оптический обман?), просто холст скорее не горел, а плавился. Тем не менее Джек Попрыгунчик медленно исчезал в очистительном пламени камина! Что ж, Рейнольдсон нас вчера надул... То есть, конечно, не всех нас, а меня. Ребята, получается, все поняли, но традиционно не поставили боевую подругу в известность. Наверное, это их маленькая месть за мое самоуправство... Хотя что уж такого недозволенного я сделала? Подумаешь!
- Накануне мы получили результаты анализа жидкости, взятой у Попрыгунчика. То, что давало ему подобие жизни, якобы было его кровью, - на деле всего лишь черная краска. Почему именно черная, а не красная, не голубая? Оказалось, что художник, нарисовавший Попрыгунчика, замешивал ее по-особому, и именно в ней весь секрет, - терпеливо начал объяснять Алекс, глядя на комиксиста так, что тот уже не пытался подняться. Кажется, он уже понял, что мы те, кто приходил вчера, и это пугало его куда больше, чем визит самой королевы...
- Нужно было сделать так, чтобы объект вернулся в портрет, истекая кровью, то есть краской, и теряя силы. Эксперимент удался. Он прибежал подлатать раны, чем и занялся создавший его тип! - добавил Пусик, грозно топорща усы.
Рейнольдсон обреченно покосился на кота, не сказав ни слова.
- Значит, его бессмертность была мифом? Ну если бы мы палили в него минут двадцать из пулемета, он бы умер сам, истекая краской?
- Скорее всего, да. Но он не стал бы ждать, а телепортировался бы в картину, как сегодня. Поэтому никто и не мог с ним сладить: в него стреляли в упор, но он не падал, а уходил прыжками, и автор замазывал ему раны. И люди верили в неуязвимость монстра, - продолжил командор.
- А эти его телохранители-ученые, они что, ничего не знали?
- У них "переходник" устаревшей модели, на поиск объекта уходит минут пятнадцать, потому мы всегда опережали их на один ход. И потом, они были спокойны, искренне считая, что Джек неуязвим. Видимо, не до конца его исследовали.
- И уже не доисследуют... - важно заключила я. - Мы встали на пути научного прогресса! Наверное, нам должно быть стыдно...
Держать художника на полу больше смысла не имело - холст прогорел. Кот предложил на всякий случай сжечь и остальные портреты Попрыгунчика, мы не возражали.
- Ой, ви жестокие люди, оставьте мне хотя бы память! - взмолился Рейнольдсон. - Джек таки не ведал, что творил, он был всего лишь шаловливое дитя... Может, я один ответственен за все его преступления!
- Это точно, но боюсь, вряд ли кто в Скотленд-Ярде примет твою явку с повинной, - вздохнула я, с сочувствием глядя на художника. Кофе, что ли, ему сварить и дать выпить чашечку, пусть человек хоть немного успокоится. Но ведь лень, да и не королевское это дело, так что кофе он не получил...
- Я был вынужден нарисовать его таким монстром! Что ви хотите?! Этот проклятый жанр ужастиков требовал о г. меня крови и зрелищ! Я работал по контракту, из-под моей кисти вышло с десяток таких чудовищ...
- Но никто из них не ожил и не совершал нападения в реальной жизни, - вставила я. - Так почему именно он?
- Потому что... таки я не знаю почему! Ви говорили о черной краске... Да, из ранений текла черная краска, но что я мог? Заявить сам на себя в полицию?! Я закрашивал дырки на его теле, подправлял его лапсердак. Джек разговаривал со мной, просил помощи, требовал рисовать ему разные костюмы. Он был франтом, мой бедный жуткий шедевр...
- Так вот, насчет краски. На чем вы ее замешивали? - спросил Алекс.
- На саже. Ой, да сейчас все так делают. - Творец спокойно пожал плечами.
- Но на какой! Она от сгоревшего человека.
Я ахнула. Но Рейнольдсон нисколько не смутился:
- А что не так? Где тут преступление?! В тот год я попал в больницу Святого Марка. Было много свободного времени, когда я таки пошел на поправку, поставил в саду при больнице мольберт и начал рисовать. Как-то у меня кончилась черная краска, я стал искать, где тут можно достать сажу.
- А купить в магазине?
- Откуда деньги у бедного еврея, мисс?! - укоризненно сощурился Рейнольдсон. - В кармане ни пенса, а рядом старый крематорий... Один мой коллега когда-то говорил, что зола из крематория дает более насыщенный оттенок черного. Я человек без предрассудков и даже обрадовался возможности самому проверить, так ли это.
- Значит, краской, замешенной на саже сгоревших тел, вы нарисовали Джека Попрыгунчика?..
- Да, и он ожил у меня на глазах! О. шоб я такого не смотрел и во сне! Он же отнял у меня полздоровья!
После него я не рисовал никого, все идеи в моей голове были связаны только с ним, одна из них - его "японские подружки". Жаль, ви таки не успели мне попозировать. - На губах комиксиста появилась блуждающая улыбка, а в глазах - знакомый сальный блеск. И этого аморального типа я еще жалела!
- Психокинетическая энергия с сильным отрицательным зарядом осталась в золе от многочисленных грехов умерших людей, чей пепел вы брали. В этом весь секрет, - резюмировал агент 013. - Ну что, на Базу?
Командор отрицательно покачал головой, кивая в мою сторону. Котик вспомнил об обещании и вовремя спохватился:
- Ах да, деточка, забыл, мы же с Алексом обещали, что до завтра никуда не двинемся. Тогда домой? Я мрачно подмигнула ребятам, отводя их в сторону:
- А что будем делать с Рейнольдсоном? Он же может наплодить еще кучу монстров, тем более зная секрет их производства. Нет, не из-за маниакальных наклонностей, а единственно чтобы восполнить потерю! Только гляньте, как он убивается...


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:56:05 | Сообщение # 10
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Несчастный художник, утирая слезы, насторожил уши.
- Процент вероятности ничтожен, - уверенно заявил агент 013. - К тому же нас посылали обезвредить Джека Попрыгунчика, а не ликвидировать саму возможность появления таких монстров в будущем.
- О, а ведь это мысль - истребить всех монстров еще до их рождения!
- Управимся годика за два, а потом мы же и останемся без работы, - логично возразил Профессор. Это его обычная отговорка, он и про вампиров в России мне так же отвечал...
Я ему популярно пояснила, что мыслить таким образом - аморально, искоренять зло надо основательно, с корнями и лучше сидеть без работы, но с чувством выполненного долга! Выслушав мою тираду, напарники пошушукались и согласились на всякий случай отобрать у художника всю черную краску вместе с остатками золы, если она есть.
- Ой, да ее не осталось! Я же сразу намешал большую банку, вот, возьмите бесплатно, но оставьте картины! Прошу вас, они нарисованы, без добавления этой адской сажи. И... можно я не пойду в тюрьму?
Ну мы тоже не звери... Сажать его не в нашей компетенции, а картинки пусть оставит, но только после того, как все холсты пройдут экспертизу у нас на Базе. Рейнольдсон до сих пор был уверен, что мы из тайной полиции, во всемогущество коей он верил настолько сильно, что спокойно принимал за факт, что в консультанты они берут англоязычных котов. Более того, он собственноручно упаковал нам все свои работы, проводил до дверей и слезно просил вернуть ему их хотя бы после Рождества.
Командор отправил нас с Пушком на Базу, наврав, что ему еще нужно кое-что доделать по заданию. С меня наконец-то смыли весь старушечий грим, вновь выдали платье средней буржуа, и мы дунули обратно в Англию. Дескать, кое-что доработать надо, черт с ней, с премией, служба превыше всего, приедем завтра утром, тогда же и рапорт сдадим. Поверили...
Как чудесно пройтись по Лондону девятнадцатого века накануне Рождества! Алекс ждал нас в Кенсингтонском парке в центре города, там, где проходят народные гулянья. Знаменитый памятник Питеру Пэну еще не установили, но там и без того было на что посмотреть.
Весь парк был расцвечен огнями, на центральной площади были установлены театральные подмостки, актеры разыгрывали традиционные сценки, связанные с рождением Христа. Толпа радостно возбужденных прохожих, шум, смех, музыка, взрывы хлопушек, крики лоточников. Хлопушки были разные, мы взяли по хлопушке-крекеру, так их называли. Длинная, в виде конфеты, внутри сюрприз. Мурзику досталась выпиленная из дерева и раскрашенная мышка.
- Это и есть твое рождественское чудо? - скептически произнес он, держа ее за толстый хвост в вытянутой лапе.
- А разве не чудо, что эта хлопушка ждала, когда ее купишь именно ты?
- Почему я?
- Потому что кому еще на фиг нужна такая мышь?!
Агент 013 на минуту задумался и согласился, сюрпризную мышку он сунул под мышку (каламбур!), втихую поглаживая ее по голове. "
Потом начался фейерверк: огненные колеса, змеи, вертушки, сыплющие искрами во все стороны. На дорожках парка я увидела женщину со вздернутым носом в синем пальто и шляпке, катящую перед собой коляску. Рядом с ней шли мальчик с девочкой, о чем-то жарко споря. Женщина была так похожа на Мэри Поппинс, что если бы я заглянула в ее коляску, то наверняка обнаружила бы там близнецов.
Ну вот, уже можно считать, два чуда за вечер есть, какое же будет третье? В том, что оно будет, я ни капли не сомневалась. Кот по-детски радовался сверкающим огням фейерверка, всякий раз подпрыгивая и тыча свободной лапкой в сторону очередного огненного колеса с особенно ярким снопом искр! Мы с Алексом даже чуточку забеспокоилась, припомнив его прошлогоднее помешательство колпаком. Тогда он вел себя точно так же...
Хорошо, что зимой рано темнеет, сейчас было еще только шесть вечера. Мы поехали на явочную квартиру, спокойно занялись рождественским ужином и нарядили елку, купленную недалеко от парка.
Подвыпившие прохожие хриплыми голосами, но во всю мочь горланили гимны, точь-в-точь как возвращающиеся с матча футбольные фанаты. Я вспомнила наш городок и футбольную команду "Судостроитель". Надо будет Алекса как-нибудь между заданиями вытащить на игру с "Кавказкабелем" - "переходник" всегда при нас, и котик вряд ли откажется. Конечно, футбол как таковой ему мало интересен, но поорать и погрызть сухой рыбки с пивом он любит...
Пусик сам повесил свою деревянную мышку на елку. Благо деревце было небольшое, а встав на табуретку, он даже смог надеть звезду на ее верхушку. Алекс ушел за заказанным гусем, я навертела дырок в готовом пудинге, распределив там кольцо, монетку и кулон в форме рыбьего скелетика. Надеюсь, попадется коту, я такой не надену...
Мурзик уселся к столу первым, с любопытством поглядывая, как я выкладываю в вазочку засахаренные фрукты, но я отправила его дежурить у плиты. Глинтвейн мог выкипеть, пусть помешивает половником.
- Алиночка, ты знаешь, что у англичан принято готовить рождественский пудинг за год вперед - традиция! Хорошая хозяйка не покупает его в бакалейной лавке, а целый год...
- Месит тесто на кухне ногами? - не поверила я.
- Вроде того, деточка, а в результате блюдо приобретает более глубокий цвет и утонченный аромат, - кивнул Профессор и вдруг взвился: - А твой магазинный пахнет так активно, что уже в животе урчит! Мы же с утра ничего не ели!
- Ты за глинтвейном давай смотри, убежит. Слушай, а точно горячий чай туда вливают? Или его вливать в чай? А, ладно, все равно выпьем...
- Домомучительница... - не хуже Карлсона надулся котик, но в этот момент вошел Алекс с гусем, и агент 013 радостно сообщил, что сам его порежет! Гуся, естественно...
У нас получился настоящий рождественский ужин в лучших английских традициях викторианского века. Я была счастлива, глядя, как ребята уплетают мою стряпню. Ну, хорошо, хорошо, магазинную, но на стол-то ее ставила я!
Кот, набив пузо гусем, бесчеловечно выковыривал из пудинга изюм, выковыряв-таки и кулон "скелет рыбки", и монетку китайскую, и колечко с эльфийскими письменами (оно изначально предназначалось командору).
- О! Это все мне? Как приятно, девочка моя, угодила старому другу! Пожалуй, я буду носить именно колечко, повешу на цепочке на шею.
К кулону с рыбкой он остался равнодушен, тут же передарив его Алексу. Я виновато улыбнулась любимому - прости, ничего не поделаешь - случай... Он тоже улыбнулся в ответ - пустяки, бывает.
И тут... вдруг подул резкий ветер, и это в отапливаемой комнате с двойными рамами, заклеенными на зиму! Свечи погасли, что-то загремело на кухне, потолок пошел трещинами, и замогильный голос возвестил:
- Опомнитесь, смертные, пока не поздно! Иначе, клянусь преисподней, вы все умрете к следующему Рождеству!
- Приятно слышать, спасибо, что зашли, и вам того же, - первой откликнулась я, изо всех сил пытаясь разглядеть: кто же это испортил нам все веселье? Алекс осторожно развернул меня за плечо, указывая в сторону прихожей. У дверей застыла расплывчатая, слабо мерцающая фигура, похожая на привидение.
Я хотела снова зажечь свечи, но едва не подпрыгнула от вопля:
- Нет! Все равно я их задую. Комфортней чувствую себя в темноте, знайте! - пафосно изрекло существо.
- Ты случайно не призрак Попрыгунчика? - озарило меня. - Явился отомстить? Зря, это большой грех, тем паче в такой праздник... Давай на следующей неделе?
- Нет, Алиночка, это же...
- Я дух нынешнего Рождества, - поспешно перебило кота привидение, то есть дух, стараясь при этом сохранить значительный тон. - И внемлите мне, смертные, не перебивая своими нечестивыми языками, ибо спастись вы можете, только встав на верный путь.
- Хм, если можно, чуть конкретнее, - попросил командор. У всех нас есть свой опыт разговоров с привидениями, так что особенно никто не испугался.
- Отрекитесь от заблуждений и зла! - прогрохотал дух интонациями фанатичного миссионера в Африке.
- Что это он нам проповедь читает? - возмутилась я. - Сегодня не воскресенье! Какие заблуждения, какое зло? Я лично и так самая добрая!
Однако Пушок внимал ему так внимательно, что у меня зародилась мысль: неужели у кота за душой не все чисто, а на совести грешки прошлого? А ведь на вид такой чинный, с безукоризненной репутацией, кто бы подумал...
Вот командор даже головы не повернул, значит, чист и невинен, как дитя. Видя наше отношение, дух совсем взбеленился, возмущенно загрохотал невесть откуда появившимися цепями и завопил:
- Злодеи, нечестивцы, отступники! Вы хотите потушить мой божественный свет, который я несу людям...
- А в чем проблема, что вы к нам пристали? - Я вновь взяла беседу в свои руки, тем паче что мои ребята ничего предпринимать не собирались. Профессор спокойно вернулся к своему куску гусятины, а Алекс чего-то искал в пудинге, на всякий случай... Вдруг я туда еще какой-нибудь сюрприз засунула типа железного болта или пригоршни гаек?
- Проблема в вас! О отпетые грешники, самим существованием оскорбляющие небеса, я верну вас в лоно истины и правопорядка! Я вам... - на мгновение он остановился и как-то сбавил тон: - Вы что, не банда Лысого Фенимана?
- Впервые слышим, - честно переглянулись мы.
- Как? Так разве не вы пустили под откос два поезда, ограбив инкассаторские вагоны, обворовали кассу профсоюза жестянщиков и забрали пожертвования церкви Святого Викентия? - произнес дух уже другим, немного испуганным голосом, сверившись с бумажкой. - Это ведь дом 112б по улице Шейкер-стрит?
- Это Бейкер-стрит, 220а!!!
- Счастливого Рождества... - поспешно извинилось привидение, резво разворачиваясь к дверям. - Но отсюда же туда лететь чёрт-те сколько... Держу пари, вы тоже не совсем чисты, так, может, я тут отработаю?!
- Мы просто тихие овечки и никому не позволим испортить себе праздник! - встала я, взвешивая в руке крышку от гусятницы, но запустить ее не успела - дух поспешно ретировался. Значит, соображает, что к чему...
Да-а, пожалуй, лучше бы этого последнего чуда не было, а ведь я его так ждала. Алекс молча протянул мне кружку глинтвейна - праздник продолжается! Уже далеко за полночь мы разошлись спать, и сны мои были легки и приятны...
Утром, едва открыв глаза, я увидела кота: задрав пушистый хвост, он заглядывал под елку в поисках подарка. Колечка ему мало, жадный толстун! Но оказалось, он прятал подарок для меня.
- Прости, Алиночка, не успел... хотелось сюрпризом, - извиняющимся тоном пробормотал он, оборачиваясь. - Возьми так, надеюсь, пригодится... вам обоим.
Мне было очень приятно и немножко стыдно. Приняв перевязанный ленточкой сверток, я нежно почесала Пушка за ухом. Он мгновенно разомлел и замурлыкал, что при своем звании и регалиях позволял себе крайне редко. В умилении я схватила его в охапку и, прижав к груди, потискала от всего сердца...
- Это-о... было лучшее... ой, Рождество-о в моей жизни, - искренне прохрипел он, выпучив глаза и упираясь всеми лапами. Я чмокнула его еще раз и кинулась разворачивать бумагу.
Внутри оказалась небольшая, с золотым тиснением книжечка. С картинками... Минимум текста... Кама-сутра!
Алекс проснулся от воплей кота, которого я гоняла веником по всей квартире...


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
Форум » интересные произведения » Андрей Белянин, Галина Чёрная » профессиональный оборотень-3 (Хроники оборотней)
  • Страница 2 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск:

Copyright MyCorp © 2019
Хостинг от uCoz