Главная
Регистрация
Вход
Среда
26-Июня-2019
01:39:33
Приветствую Вас гость | RSS
Aeterna
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Вампир  
Форум » интересные произведения » Андрей Белянин, Галина Чёрная » профессиональный оборотень-2 (каникулы оборотней)
профессиональный оборотень-2
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:19:20 | Сообщение # 21
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Жослин прервала мои размышления, а я как-то пропустила тот момент, когда она охотно давала пресс-конференцию, подробно отвечая на все вопросы, задаваемые любопытствующими сельчанами.
- Знаешь наши последние новости? Бедный Меризо Замочная Скважина сломал ногу! Он как раз следил за Жаком Коротышкой, когда тот общался со старостой соседнего села, в котором когда-то жила та самая Красная Шапочка, что бандитствовала с Волком. Ну, с тем, которого подстрелил твой брат, хотя многие пытались приписать этот подвиг себе. Тогда все думали, что делу конец, и разъехались по домам - и туристы, и охотники, и королевские драгуны вместе с милым капитаном Леоном - Жаном Пьером. Я все равно до сих пор считаю, что он поторопился жениться... Так вот, чтобы узнать, не обсуждают ли старосты политику короля в чересчур вольной манере, наш соглядатай попытался залезть на чердак старинного дома, чтобы лучше слышать, а ступенька у трухлявой лестницы возьми да и переломись, и бедняжка Меризо свалился прямо на скотный двор, да так неудачно, что сломал ногу. Хотя это и странно, ведь навозная куча была довольно мягкой! Ну вот, а теперь, когда оказалось, что Зверь жив-здоров, мы очень обрадовались, потому как успели уже привыкнуть к его мрачному присутствию. А сегодня мне так повезло, так повезло... Я сама его встретила и наконец-то увидела во всей красе! И теперь...
Жослин шла навестить свою бабушку, живущую в Мартэне, так что встреча по дороге с Волком вышла просто литературно классической. У Зверя, по ее описанию, не было особых примет, даже знаменитой черной полосы на хребте, делавшей внешность жеводанского оборотня номер один, то есть Волчика, особенно неотразимой. Обычный, серого цвета волк, только гигантский, ростом с корову. Ходит на четырех длинных лапах, обращает на себя внимание сильной худобой, видно, человечина не всем идет на пользу. Наверное, этот момент можно с натяжкой отнести к особым приметам. Но мне на ум сразу же пришел Антуан Шастель с его необычайно худощавой фигурой...
Устав слушать Жослин, Алекс впервые решил оправдать то, что его зовут Густав Курбе, и при всех попробовал нарисовать в блокноте фоторобот Зверя.
- Вэк... и где тут Волк? - удивленно вытаращилась я, глядя на деревья-скелеты и столь же схематичную девушку в треугольном платьице с ручками-палочками, ножками-колбасками и милой, но жутковатой улыбкой, разделявшей лицо на две части. Рядом стояло существо, похожее на гибрид тиранозавра с кроликом в иголках. От тиранозавра был мощный хвост в крапинку да прямоугольная голова со здоровенной челюстью и частоколом зубов. От кролика - хилые рахитичные лапки, длинные ушки и какой-то щемяще беззащитный взгляд.
- В тебе умер анималист-передвижник. Очень импозантный зверек получился, Кандинскому и Малевичу - хоть застрелись от зависти! - поспешила похвалить я, видя, что Алекс уже готов обидеться всерьез. Задеть его труднее, чем кота, но у мужчин свои заскоки, он тяжело переживает любые поражения.
Убедившись в обилии желающих проводить счастливую Жослин к бабушке, мы отправились в трактир обедать. Кот, оказывается, давно ждал нас там, приятно проводя время за чтением меню. На вопрос "Где шлялся?" ответил, что котам со столь благородным мехом и манерами довольно опасно в одиночку гулять по людным улицам. К тому же ему встретились страшно невоспитанные собаки, дважды грубо прерывавшие его интеллектуальные беседы со "старыми знакомыми". И рожа у мерзавца была настолько масленая, что готова держать пари - "старые знакомые" были весьма молоденькими кисками...
Мы отобедали вкуснейшим мясным рагу с шампиньонами, выпили по бокалу какого-то легкого вина, приятного на вкус. Правда, коту я пить не дала - в памяти еще свежо было его непотребное поведение в пьяном виде в "Хижине дяди Тома". Эх, что сейчас поделывают наши многочисленные знакомые из деревни ирокезов и Хромой Собаки? А Храбрый Москит, а Зоркий Медведь?
Простите, отвлеклась. После недолгого отдыха мы вновь отправились на разведку. Теперь уже агент 013 чинно шел с нами, замудренно составляя план на послеобеденную половину сегодняшнего дня. Оказывается, он успел составить список подозреваемых - разумеется, в уме, дабы не смущать людей видом грамотного кота, умеющего правильно держать перо. Адреса и явки тоже имелись, кот времени даром не терял. Так что, суммируя общие данные, мы должны разделиться и всю ночь дежурить под окнами трех самых подозрительных.
Мурзик был полон решимости изобличить и нейтрализовать (читай: убить и сделать чучело!) вервольфа сегодня же. Чем короче срок операции, тем выше премия на Базе. Однако ее дают за счет сэкономленных командировочных, которые у нас в бухгалтерии отбираются, а потом выдаются обратно, уже называясь премией!
Чтобы отвлечь кота от этой идеи фикс (на деле нет никаких предпосылок к тому, чтобы операцию закончить сегодняшней ночью), мы с подробностями рассказали ему о ликантропе-арендаторе и о знаменательной встрече Жослин с Волком. Профессора больше заинтересовал папаша Мерло, и он уже собрался было в целях повышения образовательного уровня поведать мне всю историю ликантропии во Франции, особенно об эпидемии волчьей болезни в Средние века. Я вздрогнула, начав громко и фальшиво голосить песенку из репертуара "Високосного года" про то, как "он называл ее по имени". Алекс ускорил шаг в надежде оторваться и выйти из зоны слышимости, Пусик же, напротив, внимал с благодушием - может быть, слух у котов устроен несколько иначе, хотя, по идее, должен быть более тонким, чем у людей.
Ближайшим домом из нашего списка оказался дом все того же гробовщика Жульена. Открыла высокая худощавая женщина с опухшими глазами, в мятом платье, грязном переднике и с россыпью опилок в волосах, видимо, супруга.
- Вы хотите сделать заказ? Можете зайти, посмотреть образцы, выбрать себе гроб. Милости просим!
А так как на переднем плане стояла я (все мое глупое любопытство!), она схватила меня за руку и сильным рывком затащила внутрь.
- Вам какого размера, мадемуазель? Для себя, для мужа, для друга семьи? На будущее, как сувенир, на память? А, понимаю, понимаю, вы хотите сделать большой заказ по индивидуальному образцу. Жульен, поди-ка сюда! - громко крикнула она в сторону дальней двери.
- Именно его-то нам и нужно, а с этими вашими... столярными изделиями, - поспешно вставила я, - мы немного погодим...
Напарники молча вошли следом за мной. Удивительно, но люди интуитивно понимали, что это не тот кот, которого можно веником выгнать на улицу, и если он "почтил" своим посещением их дом, значит, так оно и надо.
На крик появился пузатый лысый тип в рабочей одежде и круглых очках. Вроде на худого Волка даже отдаленно не похож, из такого мог выйти только очень толстый волк.
- Пошли, ребята, это не он, - авторитетно резюмировала я, разворачиваясь к выходу. Жульен с женой уставились на меня, дожидаясь разъяснений.
Мои агенты даже не думали трогаться с места, хотя разве когда-нибудь было иначе?! Алекс с интересом изучал гробы всех фасонов и видов, словно на выставке "В чем бы нам отправиться в наш последний путь?", а Мурзик уперся в меня предупреждающим взглядом.
- Ну каких вам еще доказательств?! Вы что, сами не видите? - Я раздраженно махнула рукой в сторону уже начинавшего паниковать гробовщика, едва не сбив с его носа очки. - Разве у Зверя может быть такой придурковатый вид? Разве с такой простодушной физиономией мог бы он столько времени скрываться, хитря и изворачиваясь?!
Ох и тяжело в мужском коллективе бедной маленькой женщине, пытающейся доказать свою состоятельность... Да ну их, пусть остаются со своими глупыми амбициями... Снобы!
- Пойду подышу свежим воздухом, здесь совершенно невозможная атмосфера. - Я рванула на улицу, опрокинув один гроб на кота, накрывший его с головой. Только прищемленный хвост остался торчать, от шока распушившийся а-ля песец... Я зажала уши, чтобы не слышать душераздирающего вопля по этому поводу. Похоже, хвост для него становится главным источником мучений и жить спокойно агент 013 будет только после его ампутации. Надо коту при случае подать эту идею, иногда мне хочется о нем заботиться, хоть он и маленький зазнайка...
Я быстрым шагом шла по улице, пару раз обернувшись, но, как и следовало ожидать, напарников видно не было. Мимо меня то и дело проходили деревенские жители, обсуждавшие основные события дня. На первом месте были петушиные бои, а вторым, не менее значимым - "чудесное спасение от Зверя беременной болтушки из соседней деревни".
К дому ее бабушки стекался народ, где счастливая девушка охотно утоляла всеобщее любопытство касательно ее встречи с Волком. Наверняка этот рассказ обрастал все новыми подробностями и к первоначальному имел такое же отношение, как петух к беременному страусу.
Я направилась к гостинице. Лучше отдохнуть после обеда, книжку какую-нибудь почитать - мне действительно стоит успокоиться. Чтобы работать с такими "товарищами", нужно иметь недюжинные нервы и несколько способов психологической релаксации, иначе просто не выживешь.
Но тут мне на глаза попался идущий навстречу человек, с виду ничем не примечательный, но в усталом его лице сквозила какая-то жесткость, а светлые глаза из-под кустистых бровей горели холодным пламенем. Это был седоватый, довольно пожилой мужчина, который меня несколько напряг - он шел ко мне с целенаправленной уверенностью. Молча, сурово, ни на минуту не отводя пронзительного взгляда.
- Вот увязался, - встревоженно пробормотала я себе под нос, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов и думая: ускорить шаг или, наоборот, остановиться и дождаться седого преследователя лицом к лицу. Тогда перед смертью (если он окажется маньяком-убийцей) хоть узнаю, что ему от меня было нужно. Но надеюсь, что так далеко дело не зайдет. Я оглянулась, раздумывая, и тут уже задыхающийся преследователь замахал мне рукой. Он держался за сердце и пытался что-то выговорить, но никак не мог из-за слишком быстрого темпа, который я ему поневоле задала.
- По-по-стойте... мадемуазель, п-прошу меня по-по-дождать. Прошу ва-вас!
Его загнанный вид уже не внушал того страха, что прежде, а голос был умоляющим. Однако же я понимала, что это может быть и уловкой.
- Ну, чего вам?! Только побыстрее, а то времени в обрез, - поспешно сказала я. - А скорее всего, вы приняли меня за кого-то другого. Спешу вам сообщить - это не я! Я тогда вообще была в другой деревне, с другими людьми, в другой стране, в другом веке, но даже там все равно была не я, а кто-то другой. Короче, меня подставили...
- Ничего не понимаю, - опешил старик. - Прошу вас, помолчите хоть чуточку, мадемуазель, и выслушайте меня. Вы ведь сестра Густава Курбе, королевского егермейстера, и помогаете ему искать жеводанского оборотня, так? Хочу вам сказать, это не Антуан! Клянусь Пресвятой Девой Марией и младенцем Христом, что Антуан здесь ни при чем.
- Э-э... а-а... мгм, - глубокомысленно решила я. - А вы, собственно, кто?
- Я Шастель, Жан Шастель, бывший смотритель охотничьих угодий, принадлежащих монсеньору д'Абажуру.
- Ну?..
- Так вот я и говорю вам - мой сын Антуан здесь ни при чем. - Он вскинул подбородок и многозначительно подергал бровями. Явно чего-то недоговаривает, пытаясь прозрачно намекнуть. - НЕ Антуан это, говорю вам!
Он замысловато посверкал глазами, подозрительно озираясь по сторонам. Мимо проходила какая-то драная кошка, старик проводил ее угрюмым взглядом и продолжил, только когда та скрылась за поворотом.
- Умоляю вас, сударыня, НЕ искать также и моего второго сына, Клода. Он бедный парень и тоже абсолютно ни при чем! Формирование преступных умов отнюдь не коренится в их детстве. И я никогда не отбирал у них игрушек, что бы они там ни рассказывали, потому они и НЕ могли стать такими, какими НЕ стали.
"Теперь уже я ничего не понимаю..." - подумала я, потихоньку отодвигаясь от взбудораженного старика. С активными сумасшедшими мне встречаться еще не приходилось, а Жан Шастель вполне отвечал параметрам. Лукашка в сравнении с ним - безобиднейшее создание!
- Надеюсь, вы все поняли...
- Черта с два, - хмуро буркнула я.
- ...а то мне надо спешить. Не дай бог, мои чистые и НЕвинные сыночки узнают, что я тут с вами говорил.
- Постойте, постойте, а вы случайно НЕ знаете, когда в следующий раз они... НЕ превратятся в волков и мы НЕ получим новую жертву? - поинтересовалась я. Абсолютно просто так, без всякой надежды - нам ведь надо все проверять. Хотя, если честно, после слов старшего Шастеля трудно поверить в виновность Антуана: это же неслыханно - в открытую клепать на собственного сына!
- А бог его знает, когда им там НЕ приспичит, вот тогда и НЕ обернутся, вместе или порознь, - поспешно ответил старик, срываясь в бега.
- А кто же из них НЕ Зверь? Неужели оба?! - крикнула я ему вслед. Вспомнились слова Волчика о некоем инкогнито, забравшем власть над лесными зверями. Кажется, таких называют - Пастух Волков...
Старик испуганно прикрыл уши и ускорил бег, откуда только прыть взялась у старого лесника? Очень быстро он скрылся за поворотом и пропал из виду.
Честно сказать, я не знала, что и думать - верить или нет. Может быть, лучше сейчас же вернуться к Алексу с котом, все им рассказать и принять коллегиальное решение? Но сами они что-то не рвутся меня искать, почему же я первой должна бежать рассказывать им последние новости?!
Привычно ругая этих шовинистов, я все же развернулась назад и как раз у самых дверей лавки Жульена-гробовщика нос к носу столкнулась с выбежавшим из-за поворота парнем. Что за день сегодня - никто спокойно ходить не может, все бегают?!
- О майн гот! Мадемуазель Жаннет, я есть нижайше просить прощения! Позвольте отметить, что ви есть сегодня бесподобно прекрасны. Жеркур есть страшно каяться за столь глюпый неловкость!
Мой утренний знакомец галантно раскланялся и вновь потянулся целовать мне руки, но я поспешно спрятала их за спину.
- Вы тоже хотите мне что-то сказать по секрету? - догадалась я.
- Секрет? А, секрет! О да, да - это есть страшный секрет, ужасный тайна. - На мгновение мне показалось, что эльзасец очень волнуется и волнение это отнюдь не от восхищения моей красотой, по-моему, он просто чем-то страшно напуган. - Я есть встретить здесь один слючайный друг...
- И вы хотите сказать, что он имеет отношение к жеводанскому оборотню?
- К оборотню? - вытаращился он. - О нет, мадемуазель, я говорил не про оборотень, не про Вольф, совсем не о нем! Это другой страшный вещь, будьте начеку.
- Какая страшная вещь? О чем вы? - Если он сейчас же все не расскажет, я лопну от любопытства. Для надежности я крепко взяла его за грудки, чтобы он не убежал, но парнишка оценил ситуацию иначе:
- О! Ви меня держать! Неужели ви ко мне не есть быть совсем равнодушны? Я есть очень счастлив. Теперь хотеть с вами вечером встретиться для прогуляться под луной. - Он радостно тряхнул лохматыми кудрями.
Неужели сегодня утром он действительно хотел познакомиться именно со мной, а не с моим знатным "братцем"? Обычно все стремятся примазаться к его дутой славе королевского егермейстера...
За этими размышлениями я как-то не успела осознать, что руки Жеркура ласково опустились на мои плечи. Минуточку, минуточку, это не то развитие сюжета...
- Вечером... э-э... не знаю... вряд ли!
- Ну, тогда я не сказать вам про страшный тайна, - живо надулся обидчивый эльзасец. - Я не помогать ваш брат ловить Зверь, но подозревать, кто есть этот Вольф. О да, я подозревать!
- Но вы же сами говорили, что имели в виду что-то другое.
- Я быть нерешителен, вот так! Я испугаться, что ви есть о нем уже все знать, но ви есть просто очень догадливый, умный и прелестный парижанка. А правду знать один Жеркур, и оттого ему грозит большой опасность! Тот, злой человек, может убивать влюбленный эльзасец, так и не успевший испить нектара от этой только распустившийся прекрасный роза, - заключил он, уставившись мутным взором в мое декольте.
Этот наглый шантажист оказался не таким милым и невинным, каким нарисовался утречком. Значит, надеялся произвести впечатление не только на меня, но и на Алекса, чтобы усыпить его бдительность.
- Я сообщу своему брату о ваших наглых намеках! - жестко припечатала я. - Что же касаемо меня как розы - приму к сведению... Правда, нектар не обещаю, а вот колючками по заднице - всегда пожалуйста!
Я гордо развернулась и двинулась прочь, но эльзасец, бормоча что-то льстивое, не отставал. Горячая кровь моих татарских предков искристо заиграла в жилах! У дверей лавки я выбрала чурбак поувесистей, обеими руками с трудом подняла его над головой и...
Жеркур округлил глаза, испуганно пискнул и бросился наутек, высоко вскидывая ноги.
- Трус! - Я плюхнула чурбак в пыль и только тут увидела наблюдающего за нами Антуана Шастеля. Хм... а не от него ли эльзасец и дал деру? Встретившись со мной взглядом, инвалид нехорошо усмехнулся и. опираясь на костыль, поспешно заковылял по улице.
Нет, да что же у них тут творится? Приличной девушке на улице шагу ступить нельзя - сразу начинают приставать разные подозрительные типы! Я плюнула на гордость и усиленно заколотила в запертую дверь.
Ти-ши-на... Точно, ушли - иначе кот, более сердобольный, чем Алекс, выскочил бы на мои вопли. (Он всегда первым кидается меня спасать, мой маленький, верный воин! Правда, в последнее время и Алекс стал порасторопнее - конкуренция...)
Дверь открыли только после того, как я громко пригрозила в замочную скважину, что разобью им витрину, украшенную парой гробов из красного дерева с бронзовой инкрустацией. В щель выглянул нос и мужским голосом (значит, это Жульен, а не его жена) оповестил меня, что господин егермейстер вместе с котом ушли полчаса назад. Значит, сразу после меня... На вопрос, а не знает ли он, куда они направились, хозяин попросил оставить их в покое и захлопнул дверь. Минуты три я размышляла, не разбить ли все-таки витрину? Но еще раз тягать тяжелый чурбак было лень, пришлось отложить месть на послезавтра. Вот возьмем Зверя, вернусь и разобью!
В гостиницу я пошла в обход и уже через пять минут наткнулась на моих агентов, они что-то шумно обсуждали, пользуясь временной безлюдностью улицы.
- Где же вы ходите, а? Мне столько надо вам рассказать! - восторженно закричала я, позабыв все обиды - так была рада их видеть! А потом в одно мгновение выложила все насчет намеков папаши Шастеля и об эльзасце Жеркуре, который что-то знает о личности вервольфа (по крайней мере, сам он в этом уверен), но не говорит. Про его гнусные предложения пришлось умолчать... Это пока к делу не относится, тем более что ребята сию же минуту кинутся мстить за мою честь, а у нас и так непойманный волк на шее висит.
Мой рассказ их здорово встряхнул. У командора даже лицо просветлело, про кота того же сказать не могу - по его мордахе только степень раздражения определять хорошо.
- Неужели и второй брат к этому причастен? - искренне удивился Алекс. - Вообще-то у нас главным подозреваемым был Антуан.
- И у меня, и у меня! - встряла я - кто его знает, может, он только себя с котом подразумевает. Агент 013 сначала вертелся рядом, потом сел и принялся задумчиво поглаживать усы, о чем-то зрело размышляя. Может быть, переосмыслив новую информацию, строил свою теорию происходящего. Мы с Алексом невольно замолчали, дабы случайно не нарушить стройный ход профессорских мыслей. Сейчас он наверняка изречет нечто... глубоко продуманное...
- Какие вчера в трактире вкусные телячьи отбивные были... Под соусом эстрагон, с корицей и лимоном! Надеюсь, сегодняшний ужин будет не хуже. Так, может, поспешим, друзья? - Агент 013 умоляюще уставился на нас.
Да-а, и у таких умных котов, именующих себя мозговым центром команды, бывают свои маленькие слабости. Потворствуя кошачьему чревоугодию, мы поспешили за радостно бегущим впереди Профессором.
- Что мы теперь будем делать? По правде говоря, донос на сыновей со стороны Жана Шастеля не вызывает у меня особого доверия. Разве отец станет выдавать сына?! Да еще обоих сразу. По-моему, здесь дело нечисто, - на ходу делилась я своими сомнениями с командором.
- А если они его просто допекли или сделали что-то такое, чего он им никак простить не может? Родственные связи порой бывают очень зыбкими... Кстати, никто достоверно не знает, при каких обстоятельствах умерла его жена, что для деревни - нонсенс.
- Ты считаешь, это важно? А я вот думаю, что, если старикан Шастель не соврал, тогда вервольфов двое. Хотя разве такое бывает? Обычно в легендах фигурирует один вервольф или целая стая, но никак не двое. А ведь они еще и братья...
- Вполне вероятно, что один укусил другого, и пошло-поехало, - пожал плечами Алекс и улыбнулся так, что я сразу забыла о всех оборотнях на свете. Кроме нас, конечно!
После ужина было еще светло, и можно было пару часов погулять. Я здорово подозревала, что нам придется разделиться и провести бессонную ночь, дежуря у двух домов одновременно. И угораздило же семейство Шастелей жить в деревне и далеко у леса! Что-то меня не греет курсировать там одной... Плохо, что нас в команде не четверо, хотя обычно и на троих проблем вполне хватает.
- Эй, но вы, как я понимаю, отправляетесь на дело вместе?
Командор промолчал, хотя именно он был инициатором ночной слежки, а котик, потупив взор, вымолвил:
- Мы с агентом Алексом должны выдвинуться к самому опасному в здешних краях дому Антуана-лесника.
- А почему это самому опасному? Ты ж там не был?! - Безосновательное самовозведение Мурзика в ранг героев я спокойно снести не могла.
- Потому что это он был в Африке в плену! Это его искусала гиена! Это он озлоблен на весь мир. - Оказывается, кот знал о Шастеле не меньше меня. - И потом, ты только вспомни его, примени законы физиогномики, и тебе сразу станет ясно, кто главный злодей в этой истории!
Я вспомнила слова бедняги о том, как тяжело жить с такой внешностью - чуть что случится, все валят на него, - и покачала головой. Профессор мгновенно сменил тактику:
- Одна моя... то есть один мой знакомый рассказал много интересного о семействе Шастелей, а некоторые сведения были и в досье по делу жеводанского оборотня. Об Антуане, например, там сказано, что в детстве он поджигал кошкам хвосты, кидался камнями в собак, отрывал мухам лапки и кусал пауков.
- Какой леденящий ужас! - не выдержала я, представив бедных пауков, протягивающих к Шастелю длинные мохнатые лапки в тщетной мольбе о пощаде.
- Вот видишь, как полезно иногда читать материалы дела? Так что ты подежуришь у дома старшего брата Клода Шастеля, там же проживает и глава семейства. Место непыльное и максимально безопасное.
- Ладно, для разнообразия, уговорили... Но я толком не знаю, где этот дом и как он выглядит!
- Не беспокойся, мы тебя проводим, но постарайся не показываться им на глаза. Существует определенный процент вероятности, что оборотень сам старик или его сын Клод, - на всякий случай напомнил агент 013, покровительственно похлопав меня по ноге.
- Ой-ой-ой, спасибо за заботу! А то я не знаю!
- Вот и отлично, - наконец вставил слово Алекс. - Ты же понимаешь, что у нас не будет возможности прийти к тебе на помощь.
- Так что уж кричи не кричи, но...
- Все понятно, выкручусь, - невинно улыбнулась я, попытавшись исподтишка наступить зануде на хвост, но Пушок мгновенно обернул свое пушистое достояние вокруг пуза и удовлетворенно хмыкнул:
- Прощай, милочка! До встречи завтра утром у большого валуна на перекрестке дорог близ старой мельницы.
- Где-где-где? Какие там перекрестки, какая еще старая мельница?
- Вон там, за деревней, - неопределенно махнул лапой все еще довольный своей ловкостью кот. Так бы и пнула его под зад, но почему-то не посмела - видно, барьер какой-то психологический. Я посмотрела на Алекса - неужели он полностью солидарен с котом?
- Нет, не полностью, но разница в трактовке деталей несущественная, - добил мой возлюбленный, отвлеченно ковыряя в зубах зубочисткой. Я поджала губы, чтобы не разразиться упреками и руганью...
Откуда-то из-за угла вышли солдаты с ружьями на плече. В голове на мгновение родилась идея, а не нажаловаться ли им, что меня тут притесняют как женщину? Но солдаты, к сожалению, до нас не дошли, развернувшись к домику на отшибе. Вскоре туда заспешили любопытствующие.
- Кажется, они в гости к папаше Мерло, - флегматично заметил командор.
- Я не буду дежурить одна, мне скучно! - непреклонным тоном заявила я, для пущего эффекта топнув ногой. Увы, они на меня и не посмотрели: их внимание было поглощено местным "ликантропом", которого, судя по всему, вели в участок.
- Ой, мамочки! Это же все из-за маркиза! А может, еще можно что-то сделать? Давайте окружим солдат и освободим бедного арендатора?!
- Вряд ли он поблагодарит нас, если мы его облагодетельствуем, перебив конвой и вынудив бросить землю и сорваться в бега, - логично возразил командор.
Брыкающегося и выкрикивающего ругательства "неплательщика" запихнули в строгую черную карету, поджидавшую невдалеке. Толпа быстро рассосалась, оставив посреди улицы тетушку Жустину - безутешную жену арестованного.
Я посчитала своим женским долгом утешить бедняжку, расписывая ей прелести безмужней жизни. Но она на меня так дико посмотрела, что я сразу почувствовала себя полной дурой.
К ночи здорово похолодало. Решив переодеться в гостинице, я поманила за собой Алекса, сказав, что мне надо с ним поговорить наедине. Тот обрадовался, видно рассчитывая на что-то совсем другое. Посмурневший кот хотел нагло увязаться за нами, но Алекс попросил его по дружбе заняться чем-нибудь другим. Например, проследить за Антуаном Шастелем, который опять прохромал мимо, окатив нас все тем же ненавидящим взглядом.
Не понимаю, как он несет службу лесника? Ведь в лесу полно непроходимых мест, где нужны крепкие здоровые ноги, способные подолгу не уставать. Но, похоже, несмотря на то что одну ногу волочит и ходит с костылем, он мужик довольно выносливый. Обратите внимание - ведь он целый день шастает по деревне, только я уже третий раз его вижу сегодня. В номере я окончательно прижала любимого к стенке. Во всех смыслах...
- Слушай, если вы серьезно хотите оставить меня одну на всю ночь у дверей вервольфа, я имею право поставить одно условие.
- Какое? - мимоходом поинтересовался Алекс.
- Перед смертью я хотела бы узнать, что за негодяя я любила?!
- Значит, у тебя еще кто-то был?! - мигом расстроился Алекс, с поистине мужским простодушием не допускающий и мысли о том, что "негодяй" это он сам.
- Хватит ерничать. - Я надеялась, что он все-таки ерничает, а не думает обо мне так плохо, и не такой дурак. - Я имею в виду, кто ты, откуда, каково твое происхождение? Хочу знать все здесь и сейчас!
- Ладно, будем дежурить втроем - сегодня у одного дома, завтра у другого. Кто знает, вдруг один из братьев отправится с ночевкой к другому? А такое почти наверняка случится, если у одного этой ночью сгорит дом... - неуверенно начал Алекс, полностью игнорируя мой вопрос.
Я слегка остолбенела... Ну и ну, сам командор, честнейший и порядочнейший мужчина, может решиться спалить чужой дом, лишь бы не говорить... Нет, я не выйду отсюда, пока его ТАЙНА не будет раскрыта! Шагнув к двери, я нервно заперла ее на ключ.
- Милый, сколько у нас времени? - воркующим тоном поинтересовалась я, мягко кладя ему руки на плечи.
- Э-э... О-оу... сколько угодно! - обрадовался Алекс, обнимая меня за талию и привлекая к себе.
- А как же ночная вылазка?
- Ну-у, надеюсь, они проспят эту ночь в своих постелях, без всяких попыток обратиться в волка! Просто я думал о главаре, то бишь Пастухе Волков... в стаю принято... уходить... по ночам, потому что... обычные волки хищники ночные, - туманно говорил Алекс, перемежая слова поцелуями.
- Прекрасно, значит, ты успеешь мне рассказать все и со всеми подробностями! - твердо заключила я.
Алекс отстранился с расстроенным видом. Нет, милый, меня не подкупишь душевными муками! Давай выкладывай все начистоту, настал для тебя момент истины. В последней надежде заглянув мне в глаза и встретившись с нежным, но непреклонным взглядом, он сдался:
- Ладно, ты хочешь знать, где моя родина?
- И не только...
- Она на одной далекой планете, даже не из нашей Галактики, названия ни той, ни другой тебе ничего не скажут. Там живут люди, мало чем отличающиеся от землян.


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:20:01 | Сообщение # 22
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Мы сидели на кровати, повернувшись друг к другу. Я видела его глаза и понимала, как мучительно ему дается каждое слово, в какой-то момент мне стало ужасно стыдно за себя. Неужели ради пустого любопытства и упрямства я вынуждаю любимого человека переживать что-то крайне неприятное или даже страшное. Я хотела остановить его, но у Алекса было такое отстраненное лицо, что стало ясно - он меня не услышит, к тому же любопытство все равно никуда не делось...
И тут в дверь с силой заскребли крепкие, знакомые коготки.
- Эй, открывайте скорее, выходите, новое нападение!
Я мгновенно открыла, впуская взбудораженного кота, правда, взбудораженность его, как оказалось, была несколько преувеличенной.
- На меня напали собаки! - задыхаясь, словно от долгого бега, сообщил агент 013. - Воды! У меня сейчас будет обезвоживание!
Я протянула ему кувшин для умывания. Жадно налакавшись, кот облизал усы и пояснил:
- Пошел я за Шастелем, и тут дорогу мне загораживает целая банда деревенских псов - грязные, нечесаные, с клыков слюна капает, вот мерзость!
Я почувствовала нехорошее желание слегка придушить хвостатого притвору. Такую откровенную беседу обломал...
- Вы же знаете, для меня все собаки на одно лицо, но эти... Держу пари, это сам Шастель натравил их на меня! Он знает обо мне, он все знает о нас! Я имею в виду то, что мы агенты Базы, борющиеся с такими, как он, - патетично взвыл Профессор, пытаясь обнять лапами мою руку и побиться лбом об пол.
- Спокойствие, агент 013, без паники! Возможно, ты прав и этот Шастель действительно что-то задумал. Главное, в каком месте ты его в последний раз оставил и в какую сторону он направлялся? - гладя Пушка по загривку, уточнила я.
По лицу Алекса было видно, что он отнюдь не расположен сию же минуту срываться в погоню. В его серых глазах все еще отсвечивали разбуженные мной воспоминания о прошлом, остающиеся тайной для окружающих и пока еще для меня...
- Он не Пастух Волков, он Пастух Собак! Собачий главарь, вожак, он может управлять ими, ведь у собак еще осталось генетическое стремление объединяться в стаи. Колдуну-вервольфу управлять стаей собак почти так же легко, как и стаей волков, а может быть, даже проще. Диких волков успешно отстреливают, а жизнь в обществе диктует свои правила.
- Но какой практический смысл управлять собаками? - очнулся командор. Честно, я хотела задать коту тот же вопрос, но побоялась в очередной раз показаться глупой. - Если нет никаких фактов нападения собак на людей.
- А вы задумывались, почему собаки не предупреждают хозяев о приближении оборотня? Говорю вам, он управляет ими!
- Все равно не понимаю, - сдалась я. - Превращается в волка, повелевает собаками, а в Африке этого Шастеля еще и гиены покусали. Не повезло дяденьке с "меньшими братьями"...
- Да он вполне мог подхватить вирус Лик-V, относящийся к классу ретровирусов и влияющий на изменение ДНК. Эта дрянь заражает человека частью ДНК животного, причем необратимо! Инфекция, которую заносит обычный крупный хищник, не излечивается. Причем если это была гиена, то и превращаться он должен в гиену, а не в волка. А здесь орудует именно волк!
- Пусик, ты окончательно меня запутал... Значит, гиена здесь ни при чем?
- Шастель мог и солгать, - пояснил Алекс. - Если всем рассказывать, что тебя покусал волк, после чего стали расти когти и покраснели глаза, любой дурак поймет, что вервольфа больше искать не нужно.
К этому моменту я уже набросила теплую вязаную шаль, и мы все трое быстрым шагом вышли на улицу, прямо в мягкие летние сумерки. Кот вел нас туда, где затерялись следы младшего Шастеля, у Алекса было с собой ружье на случай, если собаки еще не ушли. Собачки нам и впрямь попались, две или три гавкающие дворняги. Причем все достаточно сообразительные - увидев ружье, тут же сделали вид, что просто гуляют.
- Интересно, про какую тайну говорил Жеркур? - бормотала я себе под нос. - Мне действительно показалось, что ему угрожает реальная опасность. Это я не к тому, чтобы взять его под охрану, но... Может быть, то, что он знает, и вправду важно?
Мои агенты подумали и, признав мою правоту, пообещали Жеркура взять на заметку. В деревне было не так много улиц, поэтому мы быстро нашли лесничего. Он продавал трактирщику дичь, стоя у черного входа. Фазаны, куропатки, кролики - все это вытаскивалось из большого мешка, который держал стоящий рядом светловолосый мужчина, чуть пониже Антуана ростом. Он стоял спиной, поэтому лучше рассмотреть его не удалось.
Нас не заметили, мы успели вовремя отступить за угол.
- С вас четыре ливра, милейший. Покорнейше благодарим, следующая поставка будет послезавтра. Вы уж простите, я помню, что вам надо бы свежую дичь завтра с утра пораньше, но увы... Нам предстоит беспокойная ночь, и вряд ли мы управимся до рассвета со своими делами, чтобы заняться вашими, хе-хе-хе...
- Господи помилуй! - вздрогнул трактирщик. - Месье Шастель, вы уж так не пугайте... Ну и шутки у вас!
- Если все меня считают оборотнем-волком, как я могу к этому, относиться? Даже вы думаете, что это я, иначе бы не испугались невинной фразы. Леснику и ночью в лесу работа найдется...
- Да, да, месье Шастель, прошу прощения! Ну, удачи вам, да хранит вас... э-э...
- Дьявол! Милейший месье Жерар, только дьявол хранит калеку Антуана Шастеля. Кстати, эту дичь добыл Клод, мой братец Клод. Господин маркиз отпустил меня на три дня подлечиться - я как инвалид постоянно нуждаюсь в уходе, нога снова ноет как проклятая...
- Поправляйтесь скорей, месье Шастель! Спасибо за дичь, если бы не вы с братом, я бы прогорел, ей-богу. Посетители теперь избалованы, требуют куропаток да фазанов... Никому нет дела до того, что это господский лес и вся дичь там собственность маркиза, а продавать ее нам он не желает. Хорошо, хоть вы понимаете наши нужды...
Мы вовремя юркнули в главный вход, а Антуан с братом быстро скрылись в темноте.
- Он просто нелегально отстреливает дичь в лесу, принадлежащем маркизу, и продает папаше Жерару. И что, ради этого "секретного предприятия" он натравил на меня собак? - Профессор был дико возмущен и разочарован. Его теория о том, что "нас раскрыли", таяла как прошлогодний снег...
- Вообще, агент 013, только не обижайся, но собаки гораздо чаще нападают на кошек по собственной инициативе, чем по наущению колдуна, - не удержавшись, позлорадствовала я, садясь за столик. - Боюсь, что версия насчет "вожака собак" несколько... э-э... жидковата и вовсе не подкреплена фактами.
Мурзик посмотрел на меня как на последнюю предательницу:
- Я не мог ошибиться! Вы же сами видели, вы видели, какие осмысленные глаза были у этих шавок. Если бы не ружье...
- Ничего мы не видели. - Я прикрыла Алексу рот, потому что он собирался что-то сказать - скорее всего, как всегда, поддержать кота. - Хватит пустых фантазий и болтовни, у меня тоже есть нервы!
- Зачем ты так с ним? - тихо укорил меня Алекс, когда я убрала руку.
- Не знаю... самой стыдно. Просто ходим, ходим и никак ни до чего не дойдем! Где он, ваш вервольф?! - с тоской выкрикнула я, так что на нас обернулось несколько человек. Пришлось радостно улыбнуться, дабы сочли смешливой дурой. Самое обидное, что все так и подумали...
Двое охотников слева обсуждали сегодняшнюю облаву в лесу - было убито шесть волков, при детальном рассмотрении оказалось, что это не оборотни.
- Мы ведь в лесу еще не были, а там можно найти какие-нибудь следы, - примиряюще заметил Алекс. - Завтра с утра и пойдем. А на сегодня встреч больше нет, только слежка. У гробовщика Жульена в мастерской мы уже были, с "ликантропом" знакомы, Антуана Шастеля видели, с "жертвой" оборотня поговорили - день был продуктивным...
- Вообще-то есть еще старуха-колдунья или просто профессиональная гадалка, - встрепенулся кот, - о которой вчера говорил папаша Жерар.
- Бабушка Мариет?! Ну, разве что у нее имеется сын или внук призывного возраста, не ее же саму ты имеешь в виду.
- Ты угадала, деточка, - гордо выпрямился агент 013. - Наш объект вполне может быть и волчицей, ибо живых свидетелей, видевших его (или ее), нет.
- А как же Жослин?
- Ах да, эта милейшая девушка... Что ж, она говорит о нем как о Волке, но где доказательства, что она отличит волка от волчицы?
Кот был поистине кладезем идей, такому живому уму, а главное, фантазии, любой писатель бы позавидовал. На мой взгляд, выросшая в сельских условиях Жослин точно знает, ЧЕМ именно волк отличается от волчицы. Но целомудренному Пушку это в голову не приходило...
- Так вот, если старуха действительно колдунья, - с энтузиазмом продолжал он, - то вполне может с помощью колдовства обращаться в Волчицу и управлять волками. В дневное время она легко притворяется бедной бабулькой без пенсионного содержания, зарабатывающей на хлеб ворожбой и гаданием. История знает случаи, когда волком-оборотнем была именно женщина. Я ведь пытался тебе рассказать о французских вервольфах, но ты решила поупражнять свои вокальные данные. А между тем был реальный случай, когда...
- Ладно-ладно, решено, мы пойдем к мадам Мариет, - поспешил вмешаться Алекс, тоже не особенно расположенный к заумным рассказам.
- Только завтра, поздно уже, - заметила я. За окном стояла настоящая ночь, но кот уперся рогом, и пришлось выяснять у трактирщика, не поздно ли нанести визит одинокой пенсионерке. Оказалось, самое время! К ней никто и не ходит до наступления темноты...
Колдунья жила на окраине, недалеко от дома папаши Мерло. Надо признать, приняла она нас вполне гостеприимно, даже чаю предложила, - с сушеными травами непонятного назначения. Мы не рискнули... В центре единственной комнаты стояли большой стол и три табурета, в одном углу старый буфет, в другом - комод, на нем мутное зеркало с разводами, и всюду темень и духота.
- Шадитесь, мои птеншики, шадитесь, мои дорогуши, - прошамкала гадалка. - Што же привело ваш, детки мои, к доброй тетушке Мариет? Беда иль нишшаштье, а может, большое любовное горе?
- Скорее последнее, - кивнула я. Мы осторожно присели, а кот тихо шмыгнул под стол.
- Мэ-эм, так я и думала, - удовлетворенно пробормотала старуха, поправляя на плечах полуистлевший капот.
Что-то вдруг слабо угукнуло в углу. Приглядевшись, я заметила клетку под потолком, в ней сидел унылый коричневый филин. Сразу захотелось спросить его о белой сове, нашей белокрылой помощнице в деле с ангьяком, может, они знакомы? Но не решилась, хозяйка еще придурочной сочтет из-за того, что я с птицей разговариваю.
Старуха смерила нас троих пытливым взглядом, дольше всех задержавшись на Алексе. Бедняга поневоле покраснел. Потом вдруг, смущенно откашлявшись, понес какую-то ахинею о том, что ко мне сватается явный прощелыга, а я по своей девичьей доверчивости этого не замечаю и, несмотря на мудрые предостережения старшего брата, твердо решила выйти замуж именно за этого сомнительного типа. Который, кстати, является опасным маньяком, беспощадно ощипывающим птиц заживо, дабы сшить себе костюм из их перьев...
Филин в клетке встревоженно завозился, но не поверил и вновь принял уныло-сосредоточенный вид.
- И куда он себе вставлял эти перья? - скептически поинтересовалась я. Глупый рассказ командора в очередной раз выставлял меня перед чужими людьми круглой идиоткой.
- Он наклеивал их на специально сшитое трико с капюшоном! Ты этого не видела, родная...
Кот по-шпионски исследовал комнату, беззастенчиво лазая во все углы и нагло открывая когтями дверцы чужого буфета. Один раз он даже решительно отодвинул старуху, которая ему что-то загораживала...
- Не ишшет ли ваш котик мешта шправить швою нужду? - неприязненно прошипела она, перебив болтовню командора.
- О нет! У вас, видно, грызуны водятся в изрядном количестве, а наш охотник их чует, - смело заступилась я, выгораживая Профессора.
- И правда, дошенька, ошень много мышей, даже крыши есть! Кота бы надо, мошет, оштавите швоего? Шую, маштер в этом деле. У меня-то был один, да только крыши его шестоко отравили...
- Как это?
- Подшунули ему мышь, которую подло напишкали мышьяком, украв яд иш моих шапашов! Мышьяк-то как раш в той банке лешит, что ваш котик обнюхивает...
Агент 013 поспешно отпрянул в сторону, шарахнувшись от полки с множеством баночек с черепами на наклейках. Алекс же завершил свой сивый бред на том, что привел меня к почтенной и уважаемой бабушке Мариет выпить какое-нибудь отворотное зелье из безвредных для организма трав.
- Мое отворотное зелье не иш трав готовитша и бешвредным не бывает, - поделилась старуха, многообещающе подмигивая. - Но шутки в шторону, вы ведь шовшем за другим ко мне пришли, гошподин королевшкий егермейштер?!
Ага, классическая фраза практикующей шарлатанки. Бабка знает свое дело, хотя ложь Алекса не могла бы обмануть и ребенка.
Что-то со звоном упало, это кот опрокинул на пол какую-то миску, шуруя на комоде. Мы с Алексом попытались вежливо возмутиться, надо же было как-то отреагировать на ее слова.
- Вы хотите шнать, кто есть волк-оборотень, угнетающий нашу деревню, - убийственно точно заключила колдунья, спокойно подошла к двери, выглянула, нет ли кого на улице, и, повернувшись, добавила: - Я могу вам открыть этот шекрет. Скашу инаше - только вам я могу выдать это штрашное шнание!
При этом лицо старухи приняло очень торжественный и даже потусторонний вид, а глаза загорелись мистическим светом. Мы втроем, включая и кота, заинтригованно замерли в ожидании "божественного откровения".
- Но я не могу это делать бешплатно, инаше духи вам не помогут. Злодей вырветша, вшех покушает и убешит, - с эмоциональным придыханием выдала мадам, пафосно размахивая руками.
- Да, да! Разумеется, мы заплатим, - поспешно согласился Алекс, роясь в карманах. Напрасно, все деньги были у кота в кошельке, а его он спрятал в гостинице в матрасе, специально проковыряв для этого дыру и высыпав ржаную солому.
Старуха похабно улыбнулась, обнажив по одному длинному желтому зубу в разных углах рта.
- Это нешколько иная плата, молодой шеловек. Хе-хе-хе... Деньги у меня ешть, а вы ошень крашивый мушчина, вот бы провешти ш таким хотя бы одну ношку. Шоглашитесь, это не так много, ша штоль вашные для ваш шведения, а?
- Вэк! В смысле что-о?! Да ты спятила, корова безрогая!
Я вскочила из-за стола, крепко схватила за руку шокированного командора и без разговоров выволокла его на улицу. Профессор пытался нас остановить, но я его просто не поняла, решив, что он возмущен не меньше.
- Извращенка старая, я еще вернусь! Про вервольфа мы и сами узнаем, а вот три позы из кама-сутры под стулом ты у меня за вечер выучишь! - пообещала я из-за забора.
Старуха оставалась на удивление спокойной:
- Надумаете - приходите, буду ваш шдать. Пошему-то уверена, што вы шоглашитесь на мое маленькое ушловие...
Уже на улице, присев на чьи-то бревна, мы попытались унять сердцебиение. Алекс еще находился в прострации, меня трясло от нервов, а кот безостановочно укорял нас в эгоизме и чистоплюйстве. Стараясь, впрочем, держаться подальше от моих рук...
- Агенты должны отложить на второй план личные эмоции и думать только о деле! "Все ради операции!" - вот наш лозунг. А вы презрели его, малодушно предали наши идеалы, позорно бежав от трудностей. Друзья, мы обязаны вернуться! Долг агента Алекса психологически перебороть себя и выполнить просьбу колдуньи. Да, это трудно, да - тяжело, но... Максимум через пару часов (или немного больше, это зависит от потребностей мадам Мариет)...
Командор зажмурился и тяжело застонал, но его напарник неумолимо продолжил:
- ...мы узнаем имя жеводанского оборотня! А значит, тут же ликвидируем его на месте и сразу вернемся на Базу героями! Кстати, получим законную премию... Мрм, ибо операция будет закончена в кратчайший срок!
- Ты... ты... Ты просто толстый, хвостатый иуда! И если еще услышу от тебя хоть одно слово на эту тему - пеняй на себя, - рявкнула я, обеими руками обнимая бедного Алекса. - Раз ты ради премии на все готов, вот и иди к этой проклятой бабке мышей ловить! Кот ей нужен не меньше, так что, может, она согласится на твои услуги. Но нет, ты своей шкуркой рисковать не станешь, побоишься, что и тебя крысы мышьяком отравят! Эгоист несчастный...
Профессор потеребил лапкой нос и обиженно фыркнул, наши взгляды невольно сошлись все на том же Алексе.
- Погодите, мы же ничего не знаем о Клоде... Ну, кроме того, что он собирает травы и помогает брату в нелегальном отстреле фазанов. Согласитесь, это подозрительно! Даже трактирщик Жерар говорил о том, что о Клоде Шастеле никому ничего не известно. И это в деревне, где каждый с детства на виду! - заговорил командор, пытаясь быть убедительным и с надеждой глядя в непреклонную физиономию кота. - То есть, я хочу сказать, преступник практически на поверхности, и идти на поводу у беззубой колдуньи просто глупо...
Но агент 013 логично возразил, что, наоборот, глупо не воспользоваться столь удачно сложившейся ситуацией, и так далее, и тому подобное, в общем, все по второму кругу. Дотянуться до него я не могла, хитрец, вняв моим предупреждениям, держался на расстоянии.
Было уже поздно, часов двенадцать ночи. Как-то незаметно, сами собой ноги привели нас к трактиру, и все планы по "слежке на два дома" растворились в небытии... Не знаю, как остальные, но я за весь этот день страшно устала, и мне наплевать и на ребят, и на задание, и на оборотня, пока как следует не высплюсь...


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:21:50 | Сообщение # 23
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Утром ко мне в дверь заскребся кот. Я сонно повернулась на другой бок и сунула голову под подушку. Возмущенный Мурзик гнусаво возопил, что прекрасно знает, что я не сплю, что они меня больше ждать не станут и придется мне завтракать одной.
Это было бы замечательным подарком, но надежды мои не оправдались - кот упрямо соскребал краску с двери. С приятной мыслью, что это увидит горничная и отшлепает паршивца веником, я снова погрузилась в сон.
- Алина! Я еду к бабке, агент 013 меня за ночь убедил. - Сдержанный голос Алекса мгновенно выбросил меня из кровати.
- Нет! Ни за что! Я не позволю! - Махом распахнув дверь, я, как груша, повисла на шее у любимого. Агент 013, отворачиваясь, скуксил нарочито постную физиономию, похоже, он был уверен в своем влиянии на друга и коллегу...
- Никаких бабок! Я сейчас же пойду к Клоду Шастелю и под пытками заставлю его сознаться во всех преступлениях, совершенных в Жеводане за последние десять лет! Он у меня двадцать раз признается в занятиях оборотничеством, спекуляцией, браконьерством и в том, что он и есть то самое чудище по кличке Зверь из Жеводана.
- Не надо, нет никаких доказательств, что это он, - твердо возразил командор с видом Иисуса, готового идти на Голгофу. - Я должен исполнить свой долг!
Завтракали в самом унылом расположении духа. Алекс совсем ничего не съел, размышляя о своей горькой судьбе, у меня же от волнения, наоборот, страшно разыгрался аппетит, а у кота он всегда отменный. Оказывается, ночью спала только я, а мои товарищи честно бдили за домами обоих братьев. Поджигать, слава богу, ничего не пришлось, но и ничего подозрительного выявлено не было. Судя по всему, Шастели мирно проспали до утра, ни в кого не оборачиваясь...
Потом я невольно заметила, что в тихой и миролюбивой атмосфере трактира папаши Жерара произошли существенные изменения. Деревенские жители, почему-то хмурые и сосредоточенные, разбились на кучки, шепотом переговаривались, озираясь по сторонам. Алекс тихо пояснил, что народ собирается бунтовать - с вилами и дубинками идти к замку маркиза и требовать освобождения ликантропа Мерло. Их лозунг: "Лучше освободи нас от настоящего оборотня, а безобидных стариков оставь в покое!" Снаружи слышался всевозрастающий недовольный гул...
Выглянув на улицу, мы увидели целую толпу мятежников, какой-то доброхот ораторствовал с телеги, при ближайшем рассмотрении оказавшийся поваром из трактира. Наверное, многие постояльцы гостиницы останутся сегодня без обеда, если повар сочтет своим долгом возглавить шествие... Но вскоре его сменила жена арестованного, горячо призывавшая народ идти до конца и при любом повороте событий освободить ее мужа из заточения, а замок маркиза сжечь, чтоб неповадно было впредь так измываться над простым людом и думать, что если ты монсеньор, то тебе все позволено!
- У господ должны быть не только права, но и обязанности! Чья обязанность огородить нас от волка-оборотня?! Конечно же нашего маркиза д'Абажура!
- Точно, а то ведь нам и ружья запрещено иметь! - взобрался на телегу следующий горлопан. - У нас нет замка, в котором мы могли бы укрыться от Волка. Наши женщины и дети гибнут от лап Зверя. А он в это время арестовывает безвинного человека, нашего односельчанина, можно сказать брата, доброго месье Мерло, который, видите ли, не заплатил за аренду. Вперед, друзья мои, и выскажем все это самому маркизу!
- А что, если д'Абажур вызовет войска из центра? - обеспокоенно повернулась я к напарникам. - Ведь король наверняка отслеживает все вспышки недовольства и жестоко карает мятежников.
Но командор махнул рукой:
- Это далеко не первый бунт в этих краях, а людям давно без разницы, от чего умирать - от штыков королевских солдат или зубов Волка. К тому же внакладе они не остаются, опустошая замок господина от старого флага на самой высокой башне и до винных погребов в глубоком подвале. Тоже правильно, когда еще придут эти усмирительные войска...
- Так оно и будет, молодой человек, кхе-кхе-кхе, - проскрипел, довольно усмехаясь, какой-то дряхлый старик, стоящий рядом. - Мы покажем злодею, как нас притеснять. А графские-то сапоги мне придутся как раз впору! Последние, что я у него отобрал, уже успел износить. Надо-олго хватило, кожа-то не сыромятная, лучшего качества...
- Но тут вроде маркиз, - поправила я старика.
- Какой маркиз? Граф д'Армагедон! Я-то еще не такой старый, чтобы не помнить, как мы его замок в сорок седьмом по камешку растащили. Хороший тогда хлев для скота у моего отца получился...
- Да не слушайте вы полоумного старика, у него давно в памяти все перемешалось, - посоветовал нам все тот же повар. - Никогда мы здешний замок не рушили, сжигали пару раз, было дело, но чтоб по камням растаскивать! В такой расход вводить нашего господина, чтоб все заново нам же и отстраивать пришлось... Не такие мы болваны!
И народ, прихватив вилы, серпы и косы, пошел к маркизу с суровой решимостью в лицах - я даже всерьез заопасалась за судьбу д'Абажура. Пусть он гадкий мизантроп, но все равно очень несчастный человек, с такими-то соседями...
Мы решили посмотреть, что из всего этого выйдет, старуха-колдунья в любом случае никуда не денется, если только не помрет в ожидании. А час-полтора отсрочки для бедного Алекса явился если уж не глотком свежего воздуха, то хотя бы сквознячком, проветрившим затуманенный от страха мозг. Профессор первый настоял на просмотре исторического события и припустил вперед.
Замок сохранял весьма неприступный вид, никак не реагируя на прибытие толпы, принявшейся громко зачитывать список требований.
- Им надо было рупор взять или транспаранты с лозунгами типа: "Свободу от господского произвола!", "Верните нашего брата ликантропа!", "Требуем уменьшения арендной платы за землю на пятьдесят процентов!", "Не душите нас поборами!", "Ваш долг - защитить нас от Зверя!", "Доколе терпеть?!"...
- Хватит-хватит! Ты просто фонтан лозунгов, деточка, не привлекай к себе излишнего внимания. У нас в Мартэне свое задание, а если маркиз увидит тебя в окошко с твоими выкриками, то может подумать, что это ты явилась идейным вдохновителем бунта, и нас выселят отсюда в двадцать четыре часа! Хотя... с другой стороны, к этому времени мы уже должны закончить нашу операцию. Даже наверняка закончим, раз агент Алекс соглашается на... ну ты понимаешь...
- Конечно! Поэтому можно я кину этот камень вон в то окошко? Кажется, это спальня маркиза...
- Это форменное хулиганство! Мне надо тебя еще долго воспитывать, Алиночка. - Слова кота не соответствовали мятному голосу. Он умильно смотрел на меня, облизывая губки.
- Но все же кидают! Почему мне нельзя?! - поддалась я всеобщему ажиотажу. Надо сказать, что жители Мартэна ждали не менее полуминуты, после того как высказали все протесты и требования. За эти полминуты они внимательно послушали тишину, которая была им ответом, и приступили ко второй стадии убеждения, забрасывая стены замка сотнями булыжников. Благо что орудий протеста вокруг валялось предостаточно!
Но уже через четверть часа гневный пыл угас, и народ, постояв и покричав для профилактики, с достоинством удалился, дав маркизу три дня на размышление. Дескать, потом они вернутся и точно все разгромят. Люди разбрелись по своим делам - кто в поле (надо было косить сено), кто на пасеку (некоторые держали пчел), а кого ждала работа по дому. Цивилизованный мини-бунт в культурной Европе...
В толпе мы разглядели папашу Шастеля с белобрысым парнем. Наконец-то братец Клод явился нам с лица. Что-то, когда мы шли к замку, я их не заметила, видно, не очень активно бунтовали...
Увидев нас, Жан Шастель рванулся вперед, уводя сына подальше. Клод, похоже, не возражал, только, перед тем как уйти, прошелся внимательным взглядом по нашей команде, сощурив глаза. Я почему-то испугалась, но, по обыкновению, спряталась за спину командора, и страх сразу отпустил...
На обратном пути нам встретилась старая ведьма Мариет, с мерзкой улыбкой перегородившая дорогу. Бабка неожиданно выскочила из-за толстого вяза, где держала наблюдательный пост.
- Ты ко мне, милок?! - Она кокетливо повела бедром, взмахивая юбками, отчего с бледным Алексом едва не случился обморок. Хорошо, что кот, соблюдая конспирацию, не смог закричать: "К вам, к вам!" - хотя его буквально распирало. Командор медленно покачал головой, как заржавелый робот, и попытался на негнущихся ногах спастись бегством.
- Ну ладно, я еще подошду... временем, шлава богу, не обделены! - оптимистично отреагировала старуха. Крутанулась на каблуках и исчезла, так что мы даже не успели понять куда...
Мимо прошествовал Антуан Шастель. Шляется, зараза, как у себя дома! Значит, в лесничестве не ночевал, а интересно, чем же они с братцем занимались ночью? Ладно, раз никаких сообщений о новых жертвах не поступало, то и улик нет.
- И что это он все время вокруг нас крутится? Или специально заманивает?! - недоуменно пробормотал командор.
Это все старуха виновата - все мысли сбила, надо было больше внимания уделить двух братьям-рецидивистам. Даже если они не оборотни, все равно что-то здесь темное, нечистое, хотя бы в отношении закона. Продажа куропаток трактирщику не в счет, так себе, мелочь. Тут что-то покрупнее...
- Отличный повод пойти и обыскать его дом, - сказал Алекс, будто забывший о существовании колдуньи.
- Никуда мы не пойдем, а вот ты, напарник, сию же минуту направишься к... - прорвало, наконец, кота, но я с головой накрыла его шалью. Помолчи, зануда...
- А вдруг там огромный бультерьер дежурит у входа? - продолжила я разговор. - Но ты прав, у него дома мы можем найти что-нибудь типа пирожков с мясом, в которых попадаются человеческие ногти. А если хорошо покопаться, то отыщется и потайной подвальчик, где лежат золотые медальоны с портретами всех убитых девушек и с локоном волос в каждом. Так заведено у всех маньяков-убийц, только в нашем времени они коллекционируют фотографии жертв, а здесь, во Франции восемнадцатого века довольствуются портретами в миниатюре.
- Алиночка, ты слишком много говоришь... Прислушайся к совету Профессора - взвешивай каждое слово, и твои слова обретут ценность золота, - поучительно заметил агент 013, высунув нос из-под шали и безапелляционно вмешиваясь в разговор. Или он смирился, или я разбудила его любопытство - не важно! Главное, что "сдача Алекса в аренду" откладывалась...
Мы спустились под гору, на опушке стоял довольно большой лесничий дом, или скорее служебный, поскольку он числится за тем, кто состоит у маркиза на должности лесника. Отсюда открывался обширный вид и на лес, и на деревню - идеальное место как для хороших, так и для дурных занятий...
Собаки во дворе не было - ну естественно, если Шастель все-таки вервольф, какая собака уживется с волком? Сам двор довольно запущенный, чувствуется отсутствие женской руки. Одно из окон дома было открыто, вот и замечательно...
"Ловушка?" - подумала я, спокойно влезая внутрь. Алекс полез вторым, и я по-джентльменски подала ему руку. Любопытного котика мы услали обходить дозором слишком легко взятую крепость. Мурзик, поворчав, удалился.
Внутри было довольно просторно, закопченный потолок и большой черный камин, на стенах головы убитых животных: олени, лоси, кабаны, лисы и, разумеется, волки. Круглый стол в центре с какими-то мелкими фигурками на крышке. О-о-о... нет! Этого не может быть, неужели?!
- Похоже, это действительно Брейгель! "Семь смертных грехов", выполненные его собственной рукой. Надо же, а используется как простая столешница... Кстати, у маркиза в прихожей висит "Вавилонская башня" того же Брейгеля, небольшая такая, можно и не заметить. Тем более что в тот момент нас выкидывали из замка...
- Сам Брейгель! Боже, у меня дыхание перехватывает... Кажется, "Вавилонских башен" было три - одна утеряна, две в музеях. Это была одна из последних лекций, которую я успела прослушать в институте, - вздохнула я. - А потом меня укусила Лощеная Спина и...
- Забудь о грустном. В конце концов мы можем утащить этот стол на Базу. - Алекс поднял его, прикидывая вес. - Хотя нет, стол не потянем, слишком тяжел, могут произойти временные сбои при переносе. Но столешницу в самый раз, поставишь на табуретку у себя в комнате, будешь приглашать меня на чашечку кофе или перекинуться в дурачка. Надо только отодрать ее, крепко сидит.
- Что вы творите, вандалы?! - донесся протестующий кошачий вопль с подоконника.
Агент 013 попытался взять себя в лапы и приглушить голос.
- Как искусствовед, я не позволю вам выламывать из столов достояние культуры, принадлежащее всем людям на земле, это же шестнадцатый век! - возмущенным шепотом провозгласил он, раскинув лапки, распластываясь на столешнице, в которую мы с Алексом вцепились обеими руками.
- А сколько де-е-е-нежек можно за него полу-чи-и-ить! - ласково пропела я в ушко Профессору, зная его слабое место. Конечно, стол я никому не продам, но надо же как-то доставить его на Базу, и лучше бы без попреков со стороны кота. Потом-то он отойдет, и, может, ему даже понравится вечерами играть на нем в шахматы. Но хвостатый спец остался непреклонен, требуя, чтобы мы занялись обыском, иначе он не вернется на свой пост.
Пришлось уступить, времени на препирательства не было. Мы продолжили осмотр. В доме оказалась еще одна гостиная, три (!) спальни, кабинет и кухня. На столе возвышалась целая гора пирожков, но мы помнили, с чем они могут быть, и проявили силу воли.
- А я неразборчив в еде, - грустно заметил командор, с сожалением отводя взгляд от печева. У меня защемило сердце...
Как он сказал? "Неразборчив в еде"... Бедный Алекс! Я смахнула слезинку - вот до чего довело мое неумение готовить. Нет, теперь я обязательно научусь! Вернусь на Базу, буду брать уроки у Синелицего, перепорчу все продукты на кухне, но до получения положительного результата я не отступлю. И чего только не сделаешь ради любви!
- Какой красивый кабанчик был, кого-то он мне напоминает. - Я залюбовалась на клыкастую морду диснеевского Пятачка на стене, пока командор шарил среди бумаг в комоде. Неужели маркиз заставляет Шастеля писать столько отчетов?
- Это вепрь, - запоздало ответил Алекс, он всерьез углубился в чтение.
Со скуки я засунула руку в раскрытую пасть вепря в надежде найти ключик от потайной комнаты, шкафа или шкатулки, но там ничего не оказалось, кроме дохлых мух. Разочаровавшись, я подергала кабана за щетину на морде, но под укоризненным взглядом стеклянных глаз поспешно прекратила измываться над чучелом.
- Посмотри, тут записи документального характера, повествующие о местном Звере. "Он вцепился зубами в подол жертвы, некой девицы по имени София Данон, проживающей по адресу: деревня Мартэн, улица Феодальная, дом № 2. Девица истошно завопила и, будучи вооружена палкой о двух концах, принялась молотить ею Волка по голове. Оборотень разжал челюсти и выпустил подол ее платья, дав Софии возможность бежать. Глубоко каялся Зверь в своей оплошности, однако же вскоре ему снова повезло. Две девицы шли с речки с корзинами чистого белья. Довольно облизываясь, кинулся он к ближайшему валуну и принялся терпеливо ждать в засаде. Короткая дорога была одна, и будущие жертвы неминуемо должны были пройти мимо. Время тянулось медленно - вервольф уже изрядно притомился. Он клял медлительность молодых крестьянок, держась лапами за худое чрево свое. Уже три дня он не ел ничего и теперь томился от голода, проклиная прохожего, укравшего его одежду, без чего он не мог принять человеческий облик. Но этих девушек ему съесть не удалось, они как дурочки пошли дальней дорогой..."
- Слушай, здорово! У лесничего настоящий литературный талант! А там есть имя Зверя? - Я тоже кинулась вместе с Алексом лихорадочно ворошить записи.
- Антуан Шастель, судя по тексту, давно знает злодея. Ради чего он документально фиксирует жизнь вервольфа - неизвестно: может, для науки, может, из тщеславия, а может, и вправду решил опубликоваться в Париже?
Записи были подробные, однако нигде не упоминалось имени жеводанского оборотня. Ни адреса, ни гражданской профессии, ни-че-го... Одно ясно: он из Мартэна и туда же всякий раз возвращается. Зато часто писалось о том, как много времени он проводит в лесу, промывая волкам мозги. Типа скоро люди будут нас страшно бояться и станут жалкими рабами волчьего племени. Мы захватим весь край, объявим Жеводанские горы суверенной территорией и устроим в Мартэне первую столицу Зверя!
- Непохоже, чтобы волки так уж активно следовали его советам, - заметила я.
- Ты права, у них сейчас другая забота - как спасти шкуру от охотничьих пуль и поскорее бежать в соседнюю Швейцарию. Когда они сообразят, кто виноват во всех их бедах...
- Им же нельзя ослушаться Пастыря Волков. Наоборот, всецело верят каждому его слову, считая его посланным свыше.
- Волки не такие дурни. Хотя, конечно, Пастух, или Пастырь, для них больше чем вожак.
Агент 013 заглянул в окно:
- Все тихо, не кажется ли вам, друзья мои, что мы зря теряем время? Гораздо проще выполнить условие старой Мариет...
Алекс заскрежетал зубами наподобие тени отца Гамлета, а я показала коту кулак. В этот момент он обернулся и засек фигуру, поднимавшуюся по тропинке. Это был Клод, тихий собиратель трав. Минутой позже мы покинули дом лесничего через выломанную заднюю дверь, разумеется прихватив бумаги.
Мурзик скептично отнесся к нашей находке, сказав, что если в записках действительно нет имен и фотографий, то они годятся только на кулечки для семечек.
- Как ты не понимаешь! - праведно возмутилась я. - Теперь, следя за Шастелем, мы обязательно выследим оборотня! И не надо будет потворствовать прихоти этой старой мегеры!
- Да, если оборотень не заляжет на дно до следующего полнолуния, - саркастично отозвался кот, боясь, что Алекс передумает идти к старухе. Но слово командора нерушимо... обычно.
- Там было написано, что можно украсть его одежду, тогда он будет вынужден остаться волком, пока не отыщет свое рванье. А как он превращается в волка, опять же упущено. Может, Шастель спрятал эти записи отдельно?
Нам пришлось прервать жаркие дебаты, поскольку навстречу шли охотники из деревни, снаряженные по полной программе - ружья, пояса-патронташи, охотничьи сумки через плечо с "лисичкиным хлебом".
- Мы идем стрелять волков, господин егермейстер, - вежливо доложили они. Алекс рассеянно кивнул, сейчас его интересовало совершенно другое - как отделаться от обещания, выбитого из него изматывающе-бессонной ночью котом-гестаповцем.
Вообще охотники относились к Алексу как к непосредственному начальству. Иногда это было удобно, а иногда мы и шагу не могли ступить без сопровождения.
- А какой в этом смысл? Неужели жеводанский оборотень даст себя подстрелить, как обычного волка? - не удержавшись, влезла я.
- У нас нет выбора, мадемуазель... Устраивать крупную облаву - нет денег. Маркиз помогать не хочет, а его лесничий вообще вставляет палки в колеса. С утра нас из лесу выгоняет...
Ага, значит, Клод пошел к дому, а Антуан на работу, в лес.
- Что ж, тогда мы прогуляемся с вами, - встрепенулась я. Лес - лучшее место для проведения дознания. Мерзкого укрывателя можно завести в укромные кусты и применить те меры допроса, которые у нас вообще-то применять запрещается. А что поделаешь, не очень-то верится, что в нем неожиданно проснется совесть...
Охотники были рады новой компании, а я жаждала скорой встречи с волчьим документалистом. Командор воспрянул духом, думая только об очередной отсрочке, хотя лучше бы о задании думал, а то так мы его никогда не закончим...
Только Пушок был недоволен и следовал за нами с самым разобиженным выражением на физиономии.
- Это ваш кот? - на ходу бросил кто-то. - Зря вы его с собой взяли, волки совсем взбесились, им теперь терять нечего. Отойдет на пару шагов, и съест его какой-нибудь оголтелый волчара! Не от голода, а так, в знак протеста...
Агент 013 опал с морды, мигом вскарабкавшись на плечо командору и испуганно озираясь по сторонам.
- Умный кот! Даром что такой жирный, а мозги еще работают, - подивились охотники. Профессор с трудом проглотил такие слова, но сдержался. А ведь отыграется при случае именно на мне...
Мы забрели в непроходимую чащобу, разговоры и смех стихли сами собой. Тишина какая-то подозрительная, птиц не слышно, и даже древесные жучки повывелись. Счастливые экстремалы рванулись вперед, высоко вскидывая ноги и размахивая ружьями. Да, женщинам на охоте делать нечего...
- Ой! А тут нет случайно диких барсуков? - на всякий случай поинтересовалась я у Алекса, жалея, что не спросила у охотников.
- Думаю, что нет, - успокоил он, - а знаешь, один раз мы как-то с напарником на лес Озабоченных Кроликов нарвались. Вот это было дело...
- Агент Алекс туда первым зашел, а вышел красный такой, словно ему в порнофильме сняться предложили... - поддел Мурзик.
Командор промолчал, но скинул с шеи обнаглевшего кота, а пока тот "делал свои дела" за деревом, дорассказал всю историю. Любознательный котик тогда сразу же побежал в лес, подсмотреть за кроликами. Правда, вернулся быстро, скорее выполз, окосевший до немоты, глаза круглые, видно, дорого ему обошлось его любопытство. Но что с ним сделали кролики, Профессор не сказал, до сих пор не говорит и обычно этой темы избегает. "Наверное, побили", - пожал плечами Алекс.
Впереди раздались выстрелы и крики людей. Нам пришлось продираться сквозь кусты, путь был нелегкий, уже четыре раза попадались трупы убитых волков. На одного я чуть не наступила...
- Прямо как по Мандельштаму: "В кустах придушенные волки глазами мертвыми глядят..." - дрожащим голосом попыталась пошутить я, но тревожная атмосфера не развеялась.
- А почему не "подстреленные"? Их же подстрелили, - не понял Алекс.
- "Придушенные" лучше звучит, небанально, и сразу образы фантастичные встают. Кто реально станет душить волков - это же смешно!
- Не смешно, а глупо, деточка, - фыркнул агент 013. - А вон, кстати, и Шастель, недолго мы его искали. Как раз успеем всех поймать и вернуться в деревню к обеду!
- Ты об одном только и думаешь, - упрекнула я кота, хотела еще обозвать его хвостатым чревоугодником, но не решилась, настолько обиженная у него была физиономия.
На открывшейся полянке действительно стоял Антуан Шастель - без всякого костыля - и шумно лаялся с двумя охотниками, тыча им в нос дохлого зайца. Те невозмутимо отпирались, дескать, заяц не их работа - они нашли его уже мертвого. Лесничий кипятился и орал, что сию же минуту потащит их на суд к маркизу, а ловля оборотня - это пустые отговорки.
Алекс подошел к нему сзади и вежливо похлопал по плечу:
- Месье Шастель, можно вас на минутку?
Хромой резко обернулся, мы трое встретили его лучезарными улыбками. Пока лесничий собирался с достойным ответом, командор одним движением вырвал у него ружье и практически волоком потащил упирающегося Шастеля с поляны.
- Как вы смеете?! Это безобразие! - возмущался он.
Охотники, благодарно поклонившись, дали деру, не забыв, впрочем, прихватить злосчастного зайца...
- А теперь докладывай, штрейкбрехер, где оборотень?! - орала я Шастелю в ухо, пока мои напарники привязывали его к дереву его же ремнем.
- Какой оборотень?! Ха-ха-ха... Это ведь шутка, да? Неужели вы тоже поверили, что вервольф это я? Бедному инвалиду ни в чем нет снисхождения... - попытался отшутиться он, но не смог скрыть ненависти в глазах.
- Хватит обиженного из себя строить, мы все про тебя знаем! Инвалид, а по лесу без костыля шастаешь?!
Кот пытался меня вразумить, цепляясь за платье. Поздно, милый, лучше не лезь под горячую руку. Вот Алекс - молодец, даже не пытается вмешиваться...
- Да меня бы тут же уволили, если бы я показался на работе с костылем! Мне никто не платит за инвалидность, вот и приходится приспосабливаться. Хорошо хоть за деревья можно держаться, а вот в орешнике туго, веточки тонкие...
- Ты из нас слезу не вышибешь! - продолжала наседать я. - Мы суровые и бесстрастные суперагенты! У нас нет нервов и эмоций, станешь запираться - будем тебя безжалостно пытать. А ну, выкладывай все как на духу!
Увидев в моих руках свою писанину, Шастель изменился в лице.
- И не забывайте, что я уполномочен самим королем, с правом карать и миловать без суда и следствия! - весомо поддержал командор, демонстративно поглаживая ружье.
Но сомневавшийся лесник, кажется, принял решение:
- Ничего я вам не скажу!
- Что ж, нам стоит показать эти записи в деревне, и сегодня же вечером вас повесят. Выбирайте: будете выгораживать оборотня или исполните гражданский долг, чем и спасете свою жизнь, - резюмировал Алекс. Мне понравилось - лаконично и верно, к тому же все убедительные доводы приведены.
- Будь по-вашему... Но зачем нужно было меня связывать, могли бы и по-хорошему попросить. Просто я не хотел, чтобы кто-то здесь знал о моей будущей книге до тех пор, пока я не закончу ее и не найду издателя, - невинным голосом пояснил Антуан, пряча усмешку. Самое парадоксальное, что мои агенты ему верили!
Я почувствовала некоторое головокружение...
- События, происходившие здесь, натолкнули меня на мысль написать поучительный роман для потомков. Я, конечно, не месье Руссо и даже не Дидро, но, возможно, когда-нибудь люди заговорят и о писателе-беллетристе Антуане Шастеле, - рассказывал лесничий.
Суперагенты, переглянувшись, начали развязывать "подозреваемого". Еще не до конца веря в такой провал, я пыталась протестовать, но...
- Может быть, это будет модный роман в письмах? Переписка Волка с пожилым священником, наставляющим его на путь истинный, или, напротив, с молоденькой девушкой-пансионеркой, с которой его обручили в детстве. У них любовь, но она не знает его страшной тайны, а он вынужден молчать... Пожалуйста, не рассказывайте до поры о моей книге, сами понимаете, народ тут суеверный. А я забуду о том, как вы беспочвенно меня обвиняли, применяя насилие, незаконно проникли в мой дом, похитили бесценные рукописи, а также то, что из-за вас я упустил двух нахальных браконьеров.
- Примите наши извинения, - мрачно буркнул Алекс, возвращая негодяю бумаги. Я в отчаянии грызла ногти, но не могла помешать "исторической несправедливости". У нас было слишком мало доказательств, чтобы прижать его к стенке...
- Я же предупреждал, что ничего хорошего из этого не выйдет, - всю дорогу попрекал нас Профессор. Пока мы спускались к деревне, он умудрился окончательно испортить и без того паршивое настроение. Кот снова и снова давил на друга, толкая его в объятия старухи. Наступлением на хвост этой проблемы уже не решишь, к тому же Пушок навострился увертываться.
- А может, не надо?! Ну не стоит этот волчара таких жертв! - жалобно воззвала я к безмолвным небесам.
- Ты эгоистка, деточка, мы агенты!
- Да мы агенты, и дело превыше всего, - как зомби подтвердил мой любимый.
- Неужели ты бы и мне позволил совершить подобное ради общего дела?!
Алекс призадумался, но, к несчастью, к этому времени мы уже стояли у калитки колдуньи. Котик подло замяукал, призывая хозяйку. Мгновение - и она уже торчала на крыльце, призывно подмигивая и скаля оба зуба. Алекс чуть не плакал, пожимая лапы напарнику и обнимая меня на прощание.
- Я... буду ждать... тебя, - нетвердо выдавила я, без сил опускаясь на придорожный камушек.
- Пошалуйшта, шидите, школько хотите, - злорадно ухмыльнулась старуха, пропихивая командора в дверь. На кота я не смотрела, хотя он и пытался подмазаться, с притворным сочувствием поглаживая лапкой мою руку. Моего терпения и чувства долга хватило минуты на две, потом я с рыком вскочила, засучила рукава и...


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:23:20 | Сообщение # 24
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
- Добрый день, мадемуазель! А где ваш брат, мсье Курбе, я ищу его с утра, - раздался тихий мужской голос за моей спиной.
Я оглянулась и увидела прилично одетую даму в розовом чепчике. Она была выше меня ростом, у нее были знакомые черты лица и... прикрываемые веером усы!
- Он... он сейчас несколько... занят, а вы, собственно, кто?
Профессор корчил рожи, отчаянно жестикулируя, но я его демонстративно не замечала.
- А... ваш брат у этой мегеры, я правильно понял? Что вам на сей раз наплела эта озабоченная старая ведьма?! - покачала головой дама, распахивая калитку и шагнув на крыльцо.
- Э-э... ну, про Волка... в смысле, кто...
- Обещала сказать, кто оборотень, старая обманщица?! Лжет и не краснеет! Она же известная всей округе шарлатанка! По молодости вела весьма разгульную жизнь, даже мой папаша ею не брезговал, старый хрыч.
- Маркиз д'Абажур! - сипло прозрела я. Вот уж "вэк" так "вэк"!
- К вашим услугам, мадемуазель Жаннет! Значит, сладострастная ведьма опять взялась за старое... Любви ей захотелось! Скольких до инфаркта этим простеньким враньем про тайну Зверя довела... Именем короля, открывай, чертова шельма, а не то я сожгу твою берлогу к чертям, как некоторые сегодня грозились сжечь мой замок! - закричал французский аристократ, задирая подол и яростно пиная дверь.
Хмелея от счастья, я запустила булыжник в окно, с удовлетворением послушав вой осаждаемой бабульки. Кот прыгнул следом, делая вид, что рвется на помощь другу, которого сам толкнул на этот шаг. Мы еще сочтемся, хвостатый фарисей...
Алекс выскочил как ошпаренный, вышибив дверь и едва не затоптав маркиза. Похоже, он принял это решение еще до того, как узнал самое страшное - что не принесенная им жертва была выбита обманом и попросту бессмысленна. Я повисла у него на шее, бурно рыдая и никого не стыдясь...
Мадам Мариет, разумеется, не вышла, только орала из дома, что ее обманули, надули и воспользовались девичьей доверчивостью! Командор от души благодарил маркиза, а я с горьким интересом пыталась предположить, до какой стадии у них там со старухой дошло дело...
- Знаете, господин егермейстер, я много думал насчет вашего дела. И не смотрите на меня так, женское платье - мера вынужденная, я рискую жизнью, появляясь в этой мерзкой деревне. Вы ведь видели, что они сегодня устроили у стен моего замка?
- Не берите в голову. - Все еще хлюпая носом, я сочла своим долгом успокоить человека. - Крестьяне вовсе не собираются вас убивать, только хотят, чтобы вы отпустили бедного папашу Мерло и избавили их от жеводанского оборотня. Всего делов-то!
- Да, проще простого! - с готовностью согласился маркиз, уводя нас подальше от "гостеприимного" домика. - Давайте вы убьете оборотня, а я предъявлю его тушу народу? Можете еще добавить пару слов о послушании и грехе неповиновения! Пусть знают, что я еще силен, что не настали те времена, когда бунтовать можно будет безнаказанно. И не дай бог моим словам о революции стать пророческими...
- Зачем же вы лично отправились в деревню, могли послать кого-нибудь, - удивился Алекс, все еще бледный после пережитого.
- Увы, меня все бросили. Поверите ли, слуги давно грозились уйти к другому господину. Дескать, служить за такое мизерное жалованье им совесть не позволяет. Но что я могу? Поместья не приносят прежних прибылей, я и так практически разорен...
Кружным путем, лесными тропинками, мы шли к замку, надо же было проводить нашего спасителя, пусть даже мы не сходимся с ним в политических взглядах.
- Как только утрясем этот инцидент с крестьянами, я тут же выпишу слуг из Парижа и больше не буду брать с улицы разную шушеру. А деревенским сунем в пасть мертвого оборотня - и довольно с них.
- А как же бедный ликантроп? Его непременно надо освободить!
- Ни в коем случае! Он будет сидеть в тюрьме, пока его жена не соберет нужную сумму. На уступки идти нельзя, это и дураку ясно. Стоит один раз уступить черни, и никто не будет платить за аренду, а вот требования начнут расти как снежный ком! Но. Не будем о политике... Я готов выделить деньги на крупную облаву, но вы должны поручиться за результат. Отдельное вознаграждение в разумных пределах, разумеется, будет выплачено.
- Обычно мы не так скромны в запросах, но... Короче, только ради вас десять тысяч ливров и картину "Вавилонская башня", что висит у вас в прихожей, - мечтательно облизнулась я. Маркиз несколько изменился в лице, кот тоже, но от алчности.
- Вы называете нереальные суммы! Десять тысяч ливров выплачивал сам король за первого оборотня. Не принято говорить, но это было наглое жульничество, раз Волк продолжает лютовать. Однако король не может ошибаться, поэтому... Как ни верти, а от расплаты не уйдешь, - развел руками д'Абажур. - Двести ливров и картину - это мое последнее слово!
Я переглянулась с Мурзиком, он чуть заметно кивнул, уважительно глядя на меня как на способную ученицу - двести ливров серебром и уникальная картина упали на нас буквально с неба! Как правило, База такое не одобряет, но иногда предпочитает закрывать глаза.
Мы ударили по рукам, маркиз тут же вручил мне аванс в виде увесистого кошелька, сообразив, что я тут главный казначей (после кота).
- И последнее: а правда ли, что вы держите Антуана Шастеля на особом счету? - не удержалась я, но ведь надо же было раскрыть эту тайну. - Если вы с ним близко знакомы, то, может, что-то знаете и о его брате. Честно говоря, эти две личности нас очень интересуют, в общем контексте дела.
- Э-э... это семейное... - на секунду замявшись, решился маркиз. - Но, наверное, вам уже рассказали. Он мой сводный брат. Отец не чурался простолюдинок, и... Жан Шастель простил жену, признав Антуана сыном, за некоторую сумму и должность лесничего. Когда мальчик подрос, его отправили на флот, он смог получить более-менее сносное образование. Если вы заметили, он несколько отличается от деревенских. Кровь древнего рода д'Абажуров, хоть и разбавленная, течет в его жилах. Вот почему он пользуется некоторыми привилегиями...
Теперь понятно, откуда у Антуана такая ненависть в глазах - он считает себя обделенным во всех отношениях, ведь мог быть владельцем замка, а вместо этого прислуживает своему сводному брату, который платит ему жалованье.
- К сожалению, о его старшем брате я ничего сказать не могу. Мои отношения с семейством Шастелей всегда были достаточно противоречивыми.
Маркиз поспешно распрощался и, подобрав подол платья, скачками устремился к родному крову, вполне благополучно добравшись до ворот. Наша команда отправилась назад в деревню. Кот велел Алексу пересчитать деньги, а потом всю дорогу пытался прикинуть, сколько понадобится на облаву, на чем можно сэкономить, хотя весьма слабо представлял себе все сопутствующие расходы.
- Охотников надо собрать как можно больше, бросим клич по окрестным деревням - нам нужны профессионалы. Крестьянам платить не будем, они сами рады помочь, главное - поднять в них энтузиазм. Какие могут быть еще расходы? Ах да, коровья туша для приманки и большое количество крепких толстых веревок, из которых надо будет сплести сеть, дабы окружить ею весь лес. Ни один волк не должен уйти от расплаты!
- Как ты жесток, агент 013! - возмутилась я, нисколько не задумавшись и не вникая в смысл кошачьего плана. А ведь чего стоил его "прогрессивный" метод ловли бобров...
- Не будем мы никаких волков убивать, - возразил Алекс. - Вспомните первого жеводанского оборотня, того самого Волка, у которого мы были в гостях. Неужели ваши сердца не тронул рассказ о его невинных собратьях, погибших здесь? Я не позволю добить немногих оставшихся.
Я одобрительно погладила командора по спине. Молодец! А ведь он все реже показывает себя бесчувственным эгоистом и все чаще - борцом за гуманность и человечность. Вот что делает ЛЮБОВЬ! Все согласны, что он таким стал исключительно благодаря мне? Спасибо!
- Подожди, а как же мы тогда отчитаемся перед маркизом за эти деньги? И зачем мы их вообще взяли? - вдруг сообразила я.
- Не знаю, это же ты взяла, - удивленно обернулся Алекс. - Я думал, у тебя есть какой-то план.
- Все правильно, план есть! Деньги возвращать грех - мы их честно заработаем, поймав оборотня, - прижав к пузу кошелек, зачастил кот. - Какая кому разница, как именно будет убит Зверь? Цель оправдывает средства! Вот мы их и оправдаем...
- А что скажет шеф? - вдруг спохватилась я. Обычно подарки от благодарного населения начальством не возбранялись. Но, вспомнив, как я торговалась с маркизом и выбила себе в собственность Брейгеля, я как-то поежилась... Впрочем, никогда не слышала, чтобы за это кого-нибудь увольняли. А, чего думать, все равно Профессор денег не отдаст.
Обсуждение так называемого плана происходило в трактире, за обеденным столом. Поначалу главенствовал кот, мы ели молча.
- Друзья, нам надо срочно выявить оборотня, время поджимает, - в сотый раз напомнил он. - К облаве надо готовиться заранее, одни специальные сети чего стоят. И потом, следует срочно оповестить всех, это заставит оборотня нервничать. А когда он потеряет голову...
- Ой, а зачем он нам без головы? - старательно съязвила я.
Агент 013 столь же старательно обиделся и мстительно съел немного меньше, чем обычно. Наверное, хотел умереть от истощения, но ничего не вышло: у него жировой запас - лет на пять хватит.
Вопреки желанию кота, мнящего себя тонким стратегом, мы с Алексом посовещались и решили пока не объявлять повальный призыв к облаве.
Грудастая служанка, подававшая нам десерт, неожиданно хлопнула себя ладонью по лбу:
- О, прошу прощения, месье! Вас с сестрой искал один постоялец, не помню имени, вроде немец...
- Интересно, тут есть какие-то немцы, кроме нашего эльзасца? - пожал плечами Алекс.
- Никого, он тут один такой прилипала, - буркнула я. - Жеркур по кличке "банный лист"!
- Точно-точно, эльзасец, месье Жеркур! - радостно подтвердила девица. - У него еще акцент смешной, а сам все скачет, как кузнечик! Очень хотел вас видеть, напуганный чем-то был...
- Теперь это его обычное состояние, такого притвору еще свет не видел, - презрительно отозвалась я, принимаясь за безе "ля бэль".
- Жеркур сейчас у себя наверху? - остановил меня командор. - Алина, ты что-то о нем знаешь, чего не знаем мы?
Слава богу, отвечать не пришлось, к нашему столику тяжело подсел сам трактирщик. Жестом отпустив служанку, он дал нам исчерпывающую информацию:
- Нет, этот эльзасец убежал часа два назад. Расплатился со мной и все шептал, что ему здесь нельзя оставаться - опасно! Вроде тут, на постоялом дворе, его в первую очередь искать будут.
- Кто будет искать?
- Вот и я о том же спросил! Молчит... Видать, слегка помешался. Да тут из-за Зверя и не такое случиться может. Может, увидел чего или услышал, а вообще-то все немцы немного того... понимаете?
Папаша Жерар покрутил пальцем у виска и неизвестно, до чего бы в конце концов договорился, но мы сказали, что спешим. Дела, дела, ни минуты покоя - этот оборотень просто неуловим, уже не знаем, на кого и думать...
- Вот, к примеру, лично вы, уважаемый, кого подозреваете? - на ходу поинтересовалась я, не особенно надеясь на стопроцентное попадание. Откуда ему знать оборотня в лицо, но мы были в тупике, и маленькое чудо никак не помешало бы. Вдруг Зверь совершал превращения прямо под окнами трактира? По рассказам Профессора, это не так уж сложно:
а) втыкаешь в пенек ржавый топорик или десертный нож, потом прыгаешь через них до посинения, пена изо рта гарантирована в течение часа...
б) кувыркаешься в воздухе через голову назад (для этого нужно ежедневно, целенаправленно тренироваться!), а если вдруг кто-то застанет вас в такой пикантный момент, скажите, что укрепляете вестибулярный аппарат и мышцы спины, которая в последнее время что-то побаливает...
в) в полнолуние начнете испытывать некое томление, ломку, особенно в суставах, плюс непонятный зов в голове - все произойдет само собой и кончится тем, что вы побежите по лесу на четырех лапах, огорченно думая: "А что я здесь делаю?! И откуда на мне эта драная серая шуба?"
Разумеется, есть и другие способы превращения, но они не столь популярны среди вервольфов, как вышеперечисленные.
- Пора, пожелайте нам удачи! - на прощание обернулся командор, и трактирщик Жерар поднял озабоченное размышлениями лицо.
- Сумасшедший месье Жеркур все время бормотал себе под нос... ну, может, это и не важно и не имеет никакого значения...
- И что он там бормотал? - устало поинтересовался Алекс, торопясь выйти на свежий воздух.
- Вот я и думаю, может, это что-то значит, хоть с сумасшедшего спрос небольшой.
- Вот заладил со своим сумасшедшим, - раздраженно пробормотала я, а кот тайком доедал забытое рагу, расплываясь прямо на глазах.
- Он был чем-то напуган, и тут я услышал, как он бормочет: "Костыль, костыль в лесу..." А потом вдруг сказал отчетливо так: "Я есть думать всегда, что это быть лишь детский кошмар, но значит, мою мутер убил вервольф!" И снова про лес и костыли... Я уж, грешным делом, подумал про Антуана, калеку нашего, но он ведь не был в Эльзасе. Разве что оборотней... двое?!
- Отец и сын Шастели! - в один голос воскликнули мы с Алексом, кот зажал пасть обеими лапками, едва не сорвав конспирацию.
Я от души расцеловала застывшего папашу Жерара, еще не до конца осознавшего, как он нам помог, и мы, не расплатившись, дернули на улицу. Конечно же речь могла идти только о Шастелях.
Оборотень один из них, не важно который. Они все трое крайне подозрительны, будем брать всю семью! Командор на бегу зарядил ружье серебряной пулей, видимо, он собирался штурмовать дом Шастелей в деревне (не путайте с домиком лесника Антуана на опушке!).
- Интересно, кто из них: отец и сын или оба сына? У нас получаются три композиции, - бегло рассуждала я.
Кот, проанализировав доводы "за" и "против", раскинул лапы, перегораживая нам путь:
- Ни в одной мы не можем быть до конца уверены! Все факты косвенные. Вы что, собираетесь ворваться к ним в дом и расстрелять?!
- Антуан виновен! Впервые увидев эти записи, я был уверен, что они документальные. Как только ему удалось заговорить нам зубы?! Роман в письмах, фантазии и вымысел, да еще эта озабоченная старуха... чтоб ее! - скрипнул зубами мой герой, перешагивая через напарника. - Я намерен предъявить счет!
Мы дружно ускорили шаг, шутки кончились, когда Алекс в таком состоянии, ему лучше не противоречить...
Со стороны жилище Шастелей излучало тихое умиротворение. Я выпросила себе командорский охотничий нож, тяжелый и длинный. Не спрашивайте зачем, сама боялась порезаться...
- Но главное - не вспугнуть их раньше времени, - вновь решил покомандовать Пушок.
Было решено попытаться зайти через заднюю дверь, но, видимо, нас заметили... Оконное стекло разлетелось в брызги, что-то большое и серое кубарем выкатилось наружу, прыгнуло через забор и скрылось в кустах! Алекс пальнул навскидку, но, видимо, не попал... За кустами было гумно, а дальше заросший сорняками большой огород. Невдалеке шумел лес, вот почему монстры-оборотни предпочитают жить в деревне.
- Это был Волк, коллеги! - осипшим от волнения голосом воскликнул Профессор. - Как я заблуждался... И тем не менее прошу принять к сведению, что именно я...
- Не упустите второго! - Командор ногой вышиб дверь, врываясь в дом. Кот, отчаянная голова, проскользнул у него между ног, первым бросаясь в бой. Я поспевала следом, пару раз чуть не ткнув кончиком ножа в спину своего же героя. Алексу пришлось развернуть меня и оставить сторожить дверь, почетно защищая тыл.
- Выходи и сдавайся! Тебе нет спасения, адово создание! - кричала я с места, показывая свою активность и пытаясь составлять фразы в соответствии с духом времени.
- Я не виновен! Это не я! Не я оборотень! - раздался пронзительный вопль из глубины дома - видно, кому-то уже приставили дуло к виску. Тогда какого лешего мне загорать на крыльце?
Я бросилась туда, где интереснее, - в разгромленном помещении мои агенты прижали к стенке Клода Шастеля, тихого, незаметного травника.
- Оборотень - это мой отец! Как же я мог донести на собственного родителя? - Парень действительно был очень напуган. Понимаю - не каждый раз против тебя выходит королевский егермейстер с боевым котом...
- Если хочешь спасти свою жизнь, можешь начать рассказывать, и не вра-а-ать!!! - грозно посоветовал агент 013, сжимая пушистые кулачки. Клод вылупился на кота, боясь шевельнуться. Мы были суровы и непреклонны, не веря больше никому... Пауза затянулась. Не отводя ружья, командор попробовал сменить тон:
- Он убежал в лес?
Клод Шастель попытался взять себя в руки, ему удалось не сразу, он кое-как владел языком, и тут его словно прорвало:
- Да, в лес! Он с первого взгляда почуял в вас опасность. Надо, говорит, сынок, временно схорониться. Но я...
- Но ты?
- Да, я! Мне давно надоела такая жизнь, поживите-ка вместе с оборотнем хотя бы недельку... никого терпения не хватит! Но все-таки он мой отец, наверно, поэтому я так долго с этим мирился. Если я расскажу вам все, меня не накажут за укрывательство вервольфа-убийцы, правда?! У меня не было выбора...
- Это зависит от твоих показаний.
- Конечно, конечно, я все понимаю. Сам только что собирался найти вас и сделать чистосердечные признания. Все из-за этого бедного парня, что сидит в нашем подвале. Отец притащил его сегодня утром и посадил на цепь, сказав, что это очень неудобный свидетель. Кажется, он из Эльзаса, сам постоянно об этом твердил, пока папаша не заткнул ему рот кляпом. Тогда я и решил: все, не могу, хватит...
- Он еще в подвале?
- Да, его легко освободить. А насчет папаши не волнуйтесь, вон его одежда в камине догорает! Я давно мечтал это сделать. Теперь он навсегда останется волком. Правда, волком-людоедом...
- Хороший подарочек для односельчан, - возмущенно сощурился Алекс.
Я бросилась к камину, но поздно, там догорали последние лоскутки.
- А что такое? В волчьем образе охотникам будет легче его взять. А то только и знал, что указывать да распоряжаться: "Клод, лоботряс, вытри кровь с пола, наточи ножи, и поживее, свари обед, закопай кости, подмети в доме!" Зато теперь здесь все мое, я здесь хозяин...
Я подумала, что папаша-волк может запросто явиться. Дескать, что же ты, сынок, со мной сделал?! А ведь лапа-то у него тяжелая, ты это учел, умник, прежде чем предавать папаню?
В подвале с низким потолком была кромешная темень, и только по призывным мычащим звукам был обнаружен обезумевший от страха Жеркур. Поначалу я предлагала оставить его на съедение паукам - сам виноват, вместо того чтобы указать оборотня, склонял меня к свиданию... Увы, напарники все равно развязали и вытащили шантажиста. Клод им в этом активно помогал.
- О! Я фас глубоко благодарить! Вы есть спасти мне жизнь, больше чем жизнь! Если бы он меня покусать и оставить в живых, я бы тоже стать поганый вервольф! Когда я быть совсем молод, он появиться в нашем доме, проклятый Жан Шастель. Он притворяться мирный лесничий, - торопливо рассказывал Жеркур, пока хозяйский сынок старательно стряхивал с него пыль.
- Вы правы, милый друг, - сострадательно кивал Клод, - мой отец всегда умел вкрасться в доверие. И когда я был еще подростком, он порой надолго пропадал. Искал себе жертвы в других местах и так путешествовал почти по всей Франции. И только теперь, состарившись, больше никуда не ездит, говорит, что ноги болят. Но мне-то от этого не легче...
Клод с искренним сочувствием и симпатией улыбался всем нам, подмигивая и заглядывая в глаза.
- О да! Одной ночью он как-то проникать в наш дом и растерзать моя мама, моя собака и мой любимый морской свинка, который сидеть в клетка, - продолжал Жеркур, настороженно отодвигаясь от Клода. - Я никогда не простить ему мой мутер! А почему его сын на свободе?!
- Сын за отца не ответчик.
- Все равно, его отец есть проклятый оборотень! Яблоко от яблони недалеко падает, разве вы не есть арестовать его за пособничество?
- Нет, как видите, он активно содействует следствию, - холодно отвечал командор, выводя всех из подвала.
Кот старался держаться поближе ко мне, втихомолку выясняя, что я имею против бедняжки эльзасца. Я отвечала уклончиво, Пушок порой ведет себя куда ревнивее Алекса...
Теперь наконец стало понятно, почему Жан Шастель "выдал" своих сыновей - чтобы отвести подозрения от себя! Конечно, это он перестраховался, тогда у нас и в мыслях не было его подозревать. Да, хлебнули мы с этой семейкой, и еще неизвестно, сколько придется хлебнуть... Искать его по лесу, выкрикивая по имени, бесполезно - не отзовется!
Тогда мы решили прихватить Клода и Жеркура как свидетелей, созвать на площади народ и призвать всех к самой крупной облаве в истории Жеводана. Только вот как отличить оборотня от обычного волка?
Конечно, он намного крупнее остальных и почему-то очень худой (вот и думали на Антуана-доходягу!), хотя сам бывший лесничий - старик приземистый и толстый. Но ведь со стороны и не определишь - очень крупный волк глазеет на тебя из-за кустов или все-таки обычный.
Неужели и вправду придется стрелять всех?! Мы громко обсуждали с любимым эту тему по пути к деревенской площади. Шастель попытался нас успокоить, но нарвался на ледяное презрение. Нет, меня уже просто бесило его навязчивое желание помочь! Нормальный человек должен вести себя совершенно иначе: бить кулаками в грудь, каяться, что предал отца, кидаться на нас, пытаясь всячески помешать, и потом утихать, мучась от стыда и горя. Вот и сейчас:
- У него есть особая примета! Правда, раньше не было, он сам говорил мне, что с таким образом жизни, как у него, иметь приметы нельзя ни в коем случае. Но теперь вам не придется убивать всех волков...
- Ладно, какая еще особая примета? - не выдержала я.
- Ухо!
- Ухо?!
- Да, именно ухо! Позавчера, когда он шастал по лесу в волчьем обличье, один из охотников отстрелил ему ухо практически под корень! Оно начало нарывать, папа как раз его прижигал, когда вы заявились. Говорю вам, это резко бросается в глаза!
Оборотню не повезло: отстрели ему охотники палец или кончик хвоста, нам бы это мало помогло... А так шансы действительно есть.
Жители деревни приняли нашу весть на ура! Известие о том, что охоту финансирует сам маркиз, тоже было воспринято адекватно. А вот признания слегка оробевшего Клода Шастеля поначалу вызвали недоверие.
- Прохиндей! Ты бы лучше о себе рассказал!
- Люди, он тоже виноват, раз молчал!
- Серебряную пулю ему под хвост!
- Чего мы ждем, хватай его, пока не убежал! Месье Курбе человек великодушный, чем коварный оборотень и пользуется. Он убежит, помяните мое слово, да еще всех нас покусает.
- Да не он оборотень! Это его отец Жан и есть Зверь, даром что старик...
Алекс призвал народ к терпению и состраданию. Потом жители Мартэна выслушали эльзасца Жеркура. Узнав о несчастной судьбе его матери, многие женщины, расчувствовавшись, прикладывали платочки к глазам. Там же я случайно увидела вездесущую Жослин, как всегда собирающую сплетни и слухи. Видимо, ей трудно было пережить, что она "герой вчерашнего дня".
Сразу нашлась толпа желающих участвовать в облаве, среди местных было немало охотников (с нелицензированным оружием). Люди буквально горели энтузиазмом, теперь мы могли легко блокировать оборотня. Хотя одна этическая проблема так и осталась нерешенной.
- Неужели без облавы не обойтись? - в который раз упрашивала я моих агентов. Командор переложил свои непосредственные обязанности на одного из тех охотников, с кем мы встретились утром. Сам же он только благодушно принимал благодарности сельчан, не устающих кланяться и возносить хвалы маркизу за то, что тот привел к ним избавителя. Глядя на самодовольное лицо Алекса, я подумала, что Волк-то еще жив, а мой любимый эгоист уже возомнил себя спасителем человечества!
А тут и Антуан Шастель прихромал, с мрачноватым видом выискивая нас на площади. Мы не успели скрыться - ковылял он в любом случае быстрее, чем я бежала.
Однако лицо его озаряла самая приятнейшая улыбка, какая может быть у человека с такими злыми и высокомерными глазами..
- О, мои добрые друзья, наконец-то я вас нашел! Дорогой месье Курбе, надеюсь, вы оценили мое великодушие и никому не рассказали о моем невинном увлечении? Едва я расстался с вами, как тут же поспешил домой - у меня родилась идея сделать вас героями этого произведения! Поверите ли, я творил, пока до моих окон не долетели крики о том, что оборотня разоблачили. Оказалось, это мои приемный отец! Право, какая неожиданность.. С удовольствием пришлю вам пару экземпляров книги, оставьте только адресок.
- Весьма благодарны, - буркнула я, нарочито глядя по сторонам, чтобы создать вид, что мы и без лесника слишком заняты.
- Мой бедный приемный папа... Жалкое, несчастное существо. Он всегда был со странностями, но... мне будет его не хватать, - скорбно протянул внебрачный дворянский отпрыск. - Кстати, у вас есть разрешение на облаву? Ах, о чем это я, все делается по распоряжению маркиза д'Абажура. Что ж, прощайте, приятно было увидеться...
Я проводила его угрюмым взглядом, Алекс так вообще не проронил ни звука, как будто обращались не к нему.
- Надо бы за ним тоже проследить, тот еще типчик! Кстати, со спины он очень напоминает Волка.
- О да! Особенно со спины. При беглом взгляде, в полной темноте и с большого перепугу точно напоминает, - съехидничал Профессор.
- Можно подумать, ты ни разу не ошибался, - фыркнула я. - А кто не сумел разглядеть в колдунье озабоченную аферистку?
Кот обиделся, требуя впредь не подвергать критике любое его заявление, ибо он к перепалке со мной не привык. Дескать, когда он преподавал в университете, так любое его слово воспринималось благодарными студентами как небесное откровение!
- Да тебя просто избаловали! - притворно возмущенно воскликнула я. - И мой дружеский долг избавить тебя от всяческих иллюзий насчет твоей исключительности... Ведь, в сущности, хоть ты и дважды образованный, все равно ты - всего лишь пушистый котишка, который даже не умеет ловить мышей!
Профессор, как обычно (это у нас уже такая традиция), оскорбился до глубины души, доставив мне удовольствие весь вечер вымаливать у него прощение.
К ночи все было готово к облаве на лютого жеводанского зверя. Охота обещала быть грандиозной, в ней участвовало почти все население Мартэна. Вперед рвались даже малые дети, а одна старуха все требовала дать ей ружье и показать, в какую сторону палить.
И трактирщик Жерар, и гробовщик Жульен, и эльзасец Жеркур, и даже беременная Жослин стояли в первых рядах. О любви французов к букве "ж" следовало бы написать отдельную книгу, но это как-нибудь потом...
Алекс с видом опытного профессионала кивал на предложения, наперебой поступающие от охваченных предохотничьей лихорадкой парней. Мнение королевского егермейстера было для них жутко авторитетным. Поэтому все остались вполне удовлетворены его глубокомысленными кивками, особенно те, кому он кивал с наиболее значимым видом.
Меня предательски оставили рядом с Жеркуром, который окончательно достал своими комплиментами и уверениями в "неизменных чувствах"! Дело дошло до того, что он предложил разделить с ним владение пивным заводом, приносящим немалый доход, в придачу к руке и сердцу. Кое-как мне удалось вырваться и спрятаться за деревом, но перевести дух все равно не дали.
- Жаннет, душечка! Как хорошо, я наконец тебя нашла. - Это была Жослин.
От этой девушки скрыться куда сложнее, чем от навязчивого эльзасца. Более того, практически невозможно!
- Милая подружка, у меня к тебе важное дело, - защебетала она, заискивающе заглядывая мне в глаза. - Ты ведь не откажешь в помощи своей верной сестричке, правда?
- Мм... возможно, - насторожилась я.
- Скажи честно, а твой брат действительно не женат?
Я хотела ей сказать: "Уже почти!" - но в разговоре с ней трудно вставить слово.
- Значит да! Как же мне повезло! Ты знаешь, еще тогда, в ваш прошлый приезд, мне показалось, что он на меня смотрит совсем не так, как на остальных девушек. Я-то этому ничуть не удивилась, потому что у нас в деревне уже не осталось по-настоящему порядочных девиц, кроме меня. А такие умные парни, как Густав, конечно же сразу определяют, кто чего стоит. Умом, внешностью, характером и чувствами меня природа не обделила, это и слепой заметит! Хотя деревенские сплетницы и болтают, что теперь я стала, как Кривая Магдалена...
Это они от зависти, никогда я не стану такой толстухой, как эта дуреха!
- Правильно. Мне пора.
- Постой же, я еще только начала. Так вот, тебе не кажется, что я очень достойно смотрелась бы в роли мадам Курбе?
Похоже, она и вправду забыла, как я отношусь даже к легким намекам на эту тему, а чтобы так наглеть в открытую... Это просто возмутительно!
- Слушай, Жослин, а не пошла бы ты... к бабушке?! Не боишься ее оставлять одну, а то ведь Волк еще на свободе? - миролюбиво скрипнула зубами я.
Увы, ее бабушка и оказалась той самой воинствующей старушкой, что требовала дать ей ружье, чтобы лично пристрелить кровавого оборотня.
- Прости, я хотела избежать этого, но... - Кое-как овладев собой, я пошла с козырей. - Извини, если пострадают твои чувства, но мой Густав не так чист и невинен, как кажется. У него пятеро детей по разным городам и трое за пределами Франции! Их матери его постоянно преследуют, донимая письмами и судебными исками. Это настоящие мегеры, ты таких злодеек еще не видела. Они отомстят тебе жестокой местью, если ты осмелишься близко подойти к нему, не говоря уж о том, чтобы выйти за него замуж! Хотя я, как сестра, лучшей невесты, чем ты, ему бы не пожелала! Уверена, месть тех мегер (трое из них много лет практикуют черную магию!) тебе нипочем. Ради любви можно на все пойти, даже на верную смерть! Ты готова?!
- О-о-о... э-э... нет! А я ведь не знала, и потом... - быстренько засуетилась Жослин, - у нас в деревне есть кузнец, хороший парень, хоть и не совсем быстро соображает... На днях он посватался за меня, и я, наверное... то есть уже! Уже ответила согласием!
Я с "неподдельной горечью" приняла ее решение, честно признав, что лучших мужей, чем кузнецы, в природе вообще не существует. Отсутствие личного опыта в плане "мужа-кузнеца" нисколько не помешало. Жослин благодарно чмокнула меня в щеку и сбежала, а я наконец смогла отыскать Алекса. Заботливый командор успел сбегать в гостиницу и прихватить мою шаль, чтобы я не замерзла ночью. Нет, какой он у меня милый все-таки...
- Пора отправляться, половина деревни уже в лесу. Может, лучше останешься в гостинице? Хоть выспишься, а мы с агентом 013 и сами управимся, к тому же там народу набралось... сотни полторы, не меньше. Папаша Жерар сказал, что оставил тебе самый вкусный десерт на кухне, - с нежностью и мягкой тревогой (за меня беспокоится!) сообщил Алекс. Приятно-о-о... Но если всякий раз, в самый ответственный момент оставаться в стороне, какой тогда смысл становиться агентом?! А я хочу быть полноценным членом команды, чтобы даже у кота не нашлось, чем меня попрекнуть.
- Увы, сегодня я на задании, поэтому оставим мою любовь к десертам на завтра, - улыбнулась я и, посерьезнев, добавила, обнимая его: - Надеюсь, завтра все закончится, и мы наконец сможем побыть вместе. Где-нибудь в маленьком, уютном кафе, с приятной музыкой и тихой публикой... без кота!
- Договорились, - кивнул он, прижимая меня к груди. Уже стемнело, и можно было не таиться, особенно за деревом на заднем дворе гробовщика, куда я, оказывается, сбежала.
- Я люблю тебя, - продолжал Алекс, его голос почему-то обиженно дрогнул. - Только мне непонятно, как ты могла... отпустить меня к этой старухе?!
- Я боролась! Я ругалась с вами обоими! Знаешь, как я страдала?!
- Но ты ведь все-таки потом согласилась! В смысле - смирилась с фактом, что так надо. Да неужели я, окажись ты в подобных обстоятельствах, позволил бы тебе пойти на такое?..
- А я-то зачем бы колдунье понадобилась? - не поняла я.
- Я говорю вообще, ты прекрасно понимаешь, о чем речь!
- Ладно, не кричи... Я виновата, прости меня, бедненький! Сколько же тебе пришлось пережить за те три минуты, пока ты был там с этой каргой... Она ведь, наверное, уже раздевалась? - уточнила я, не обращая внимания на то, что мой возлюбленный вздрагивал от одних воспоминаний. - Ну, прости меня! Прости! Эй, так будешь ты прощать или нет? А то некогда тут, того и гляди облава начнется без нас, а если Волка кто-то убьет первым, тогда нам зарплаты не видать.
- Это премии нам не видать, но зарплата будет, - грустным голосом встрял непонятно откуда возникший агент 013 - он умеет бесшумно появляться в самый неподходящий момент. Но физиономия у него была печальная, видно, все-таки слышал наши нежности и любовные упреки.
Мы помолчали, а потом все трое торопливо направились к лесу, куда стекался народ. Судя по тому, как Алекс нашел мою руку и осторожно погладил пальцы, я поняла, что прощена. Вот и замечательно, а то только я его прощаю...
Крестьяне вооружились большими железными фонарями с крупными дырочками. Изобретение пастухов, как нас уверяли. Дескать, волк думает, что дырочки - это глаза барана, и идет прямо в ловушку, где его ждет охотник с ружьем. Видимо, волки-идиоты в этих местах не редкость...
Прихватили и тушу коровы, положив ее в дальний овраг, развесив там же здоровенную сеть. Маркиз дал своих собак, но, после того как они покусали нескольких крестьян, в темноте постоянно наступавших им на лапы, от услуг гончих пришлось отказаться. Антуан Шастель шнырял то тут, то там, постоянно пугая меня скрипом своего костыля.
Общая неразбериха в лесу царила около получаса. Потом все как-то утряслось, все встали по своим местам. И настроились на серьезный лад. Алекс командовал, как опытный полководец. Даже короткое общение с охотниками здорово повысило его квалификацию.
Я заняла позицию за деревом на опушке. По-моему, это было самое безопасное место, по крайней мере, я на это надеялась. Любимый взял с меня обещание в лес не соваться, а ждать окончания мероприятия здесь. Все ушли, включая и кота.
Девиц в лесу, кроме меня, почему-то больше не оказалось, хотя, как помнится, рвались все. От скуки я немножко попаниковала - вдруг Зверь забредет именно сюда или укусит Пусика за лапку?! Конечно, это была минутная или трехминутная слабость, со мной такие приступы всегда кратковременны. К тому же я вовсе не собиралась всю ночь просидеть на опушке, нож командора все еще был у меня, и следовало поразмяться...
Где-то далеко время от времени раздавались выстрелы, возгласы охотников, чаще всего нецензурные, различавшиеся только интонацией, по которой можно было судить, кто попал в цель, а кто в соседа по улице... Страха не было ни грамма, наоборот, я бы лопнула от любопытства, сидя в гостинице!
Вокруг полная темень, луны не видно, фонари крестьяне унесли с собой, а идти, ориентируясь на голоса и выстрелы, рискованно. Ведь подстрелят за милую душу, решив, что это волк в кустах шуршит...
- Вот дурацкое положение, и что же мне теперь делать? - бормотала я себе под нос. - Надо, наверное, хоть поджечь чего-нибудь, будет факел!
Спички мне Алекс оставил, они у него в карман не помещались из-за серебряных пуль. Еще он мне на всякий случай оставил опознавательную ракету, пальнуть в случае чего. Тут я споткнулась обо что-то железное - оказалось, фонарь-ловушка, из тех самых, с дырочками.
- Знают ведь, что их реквизит никуда не годится, вот и разбрасывают направо-налево... Где это видано, чтобы у баранов глаза горели по ночам?! Это все-таки бараны, а не собаки Баскервилей. Ну-с, куда тут спичку совать?
Но едва я успела зажечь фонарь, как нечеловеческая сила махом выбила его из моей руки! В зыбком свете передо мной встала колоссальная фигура Зверя...
- Вэк?! То есть мамочка дорогая-я-я..... - еле выдохнула я. Красноглазая волчья морда с белыми клыками и капающей слюной замерла перед самым моим лицом. От страха я не могла даже закричать. Прощай, Алекс, моя нереализованная любовь! Прости, котик, я все-таки не такая стерва, как иногда...
Зверь ударил без предупреждения, прижав меня к земле огромной лапой. На мгновение я поняла, что прямо сейчас помру от расплющивания, но... Огромный волк, не меньше самого оборотня, налетев сбоку, сбил его с ног и, громко рыча, прикрыл меня спиной!
Я из последних сил на четвереньках побежала в сторону и прижалась спиной к ближайшему дереву. Сохранись в голове хоть капля мозгов - влезла бы на самую верхушку не хуже любой перепуганной кошки. А так пришлось безвольно стоять, наблюдая за поединком двух матерых волчищ, что кубарем катались буквально в двух-трех шагах...


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
ВампирДата: Вторник, 09-Февраля-2010, 15:24:49 | Сообщение # 25
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Рев, рычание и летящие клочья шерсти неожиданно возбудили во мне хриплую ярость боя! Подобно моим татарским предкам, я выхватила нож Алекса и с визгом полоснула по хвосту одного из волков. К сожалению, опыта не хватило, нож срубил лишь несколько шерстинок, а голос хищника показался безумно знакомым:
- Спокойно, крошка, не надо меня убивать! Я же на твоей стороне, и потом, что скажет Милолика?
- Не может быть?! Ты все-таки пришел! - ахнула я. Этот насмешливый голос мог принадлежать только Волчику, который, по идее, должен сейчас сидеть у себя дома на каменистом побережье Ривьер. Дрожащими руками я достала опознавательную ракету, лихорадочно нащупывая фитиль.
Оборотень глухо рычал, вздыбив шерсть, горящими глазами прожигая неожиданного заступника. Похоже, у них была минутная передышка, я тоже постаралась унять дрожь в коленях. И тут нас окружили волки! Много. Штук двадцать или даже двадцать два. Оборотень не смог скрыть торжествующей ухмылки...
Волчик, или мой жеводанский кавалер, грустно вздохнул:
- Ну что ж, значит, времена честных поединков прошли... Простите, что не поприветствовал вас сразу, друзья мои. - Он повернулся к волкам и галантно поклонился.
Серые хищники недоверчиво молчали, зеленый огонь их глаз не предвещал ничего хорошего. По крайней мере мне... Спички никак не хотели зажигаться, я нервничала, чиркала одну за другой - и наконец-то фитиль вспыхнул!
- Вы зря слушаетесь этого наглого типа, он приведет всех под охотничьи ружья, - со спокойной уверенностью предрек Волчик, пятясь ко мне. Оборотень торжествующе зарычал. Сейчас только я обратила внимание, что он действительно необычайно длинный и худой. Надо же, и отдаленно не похож на старого коротконогого Жана Шастеля...
Тут моя ракета с шипением взлетела вверх, в небо, озарив вспышкой окрестности. На миг отпрянув, волки обалдели, а потом, словно по знаку, бросились на нас. Последней в голове мелькнула мысль: "Но у этого оборотня целые уши! Значит, это не Жан Шастель, но тогда кто же?!"
- Держись, крошка! - крикнул Волк, развернувшись, схватил меня зубами за пояс и одним движением закинул себе на спину. Я вцепилась в его шерсть обеими руками и всем телом прижалась к спине. Давненько я мечтала так покататься... Жаль, мечта моя сбылась при столь неудобных обстоятельствах, мешающих в должной мере насладиться моментом. Когда мы, петляя, мчались по лесу, со всех сторон мне на выручку бежали люди.
Значит, увидели ракету... Олухи, из-за вашей безответственности тут юная дама чуть не погибла, то есть я! И где, спрашивается, Алекс Орлов, мой вечный спаситель-избавитель?! Если бы не Волчишка, от меня бы уже и ниточки не осталось. Не забыть бы спросить потом, как он тут оказался.
- Спа-а-асибо те-те-тебе, Во-о-олчик! - едва не прикусив язык от тряски, на скаку прокричала я. Удивляюсь, что вообще еще держусь, мой жеводанский Зверь знал в лесу каждый овражек, одна бы я давно уже куда-нибудь провалились. - А ка-а-ак ты-ы-ы ту-у-у-ут...
- Как я тут оказался? - сквозь зубы просипел он, переводя дыхание. - Неужели думаешь, я такой бездушный эгоист и в столь тяжелое для моих серых братьев время могу спокойно пить чай дома?! Но в первую очередь я думал о тебе...
В ночи загромыхали выстрелы! Надо прибавить ходу, люди близко.
Огромный длинноногий волк-оборотень с безумным взглядом не отставал ни на шаг. Остальные хищники предусмотрительно свернули погоню. Меж деревьев замелькали огни, мы неслись прямо на охотничьи ружья, не хватало еще, чтобы пальнули хором! Один залп - и наши не пляшут, а истинный оборотень может уйти безнаказанным...
- Не стрелять! - взревел Алекс, бросаясь вперед и вскидывая ружье.
Мой "скакун" резко остановился, аккуратно ссадил меня на землю и, встав на задние лапы, поднял передние вверх в знак того, что он не сумасшедший и на такую ораву вооруженных людей бросаться не собирается. Я раскинула руки, смело прикрывая его собой.
Командор кивнул и, тщательно прицелившись, спустил курок. Почти одновременно раздались два выстрела! Преследовавший нас Зверь подпрыгнул, упал, дернулся пару раз и затих...
Из леса вышел толстый приземистый старик, опуская допотопный мушкет. Он присел перед убитым оборотнем, туша которого даже сейчас вызывала страх, и заглянул в стекленеющие глаза. Народ с брезгливой опаской, не опуская оружия, шел смотреть на страшный труп. Из нашей команды первым подбежал кот. Освидетельствовать, так сказать...
Старик, вышедший из леса, был не кем иным, как старым Жаном Шастелем. Кто из них убил Зверя - он или Алекс, было непонятно. Ситуация походила на ту, что была с Лощеной Спиной, мне даже на мгновение показалось, что время повернуло назад и это уже не Жеводанский лес, а вечерняя улочка в провинциальном российском городке.
- Да, вот оно все и закончилось, крошка, - насмешливым тоном произнес Волчик. - Надеюсь, на этот раз окончательно...
Он хотел еще что-то добавить, но, увидев приближавшегося Алекса, промолчал.
- Алина, с тобой все в порядке?! Прости, что оставил тебя одну. - Командор порывисто обнял меня, затем повернулся к Волку и с чувством пожал ему лапу.
- Да ладно, чего уж там... Я рад, что успел вовремя, просто у меня на такие дела нюх! Я почуял, что ты, Жаннет, - позволь, я буду называть тебя этим именем, - в большой опасности. Вот и...
- Врешь ведь... - расцвела я.
- Вру, - почесав загривок, признался он. - Зачем строить из себя героя? Я давно шел по следу оборотня, хотел вызвать его на бой и положить всему этому конец.
Внезапно сзади раздались возгласы удивления и ужаса:
- Господи! Что же это? С ним что-то происходит!
- Он превращается!
- Ну и дьявольщина! Огороди нас, Боже, от происков Сатаны!
Мы бросились к трупу вервольфа. Вне всякого сомнения, мертвый превращался обратно в человека. Волчика никто не трогал, но и близко старались не подходить, а он всего этого словно не замечал, время от времени громко отпуская шуточки и язвительные замечания.
- Трансцендентная трансформация, - глубокомысленно изрек кот себе под нос, забыв о людях. - Ну и дела, неужели и со мной такое будет?! Какое горе, моя замечательная шкура, мой великолепный мех просто исчезнут, а ведь более практичного...
- Это Антуан Шастель! - удивленно воскликнул кто-то, и мы с ребятами обменялись недоумевающими взглядами. Неужели нас опять обманули?
Смерть почти не изменила хромого лесничего, остекленевший взгляд все еще хранил отблеск плохо скрываемой злобы. На обнаженной груди, в области сердца, чернели две дырочки от пуль...
- Да, это мой сын. Вернее, сын моей жены, я должен был выстрелить в него сам, пришло время, - загадочно изрек старик Шастель, сверкнув глазами.
- А где же ты сам тогда пропадал? - настороженно поинтересовался у него Жульен-гробовщик, прочие охотники сомкнули круг с молчаливой враждебностью.
Я тоже никак не могла понять, как получилось, что он стоит сейчас перед нами. Ведь предполагалось, что папаша Шастель "теперь никогда не сбросит волчьей шкуры"! Жаль, что тут нет лживого Клода или, по крайней мере, Жеркура, который с болезненной уверенностью десять раз твердил о своей несчастной маме, погибшей от рук (лап) именно этого человека (вервольфа)! Странно, что именно сейчас здесь их нет - очной ставки не получится. Но... у старика действительно было рваное ухо! Я как раз хотела указать на это Алексу и... не успела.
- Где я был? - хрипло прорычал отец Зверя. - Здесь, в лесу, где же еще?! Я бы и не вернулся, просто надо было проследить, что все пройдет правильно. Знаю, что Клод вам все рассказал... Да, я тоже оборотень, но поймать меня вам не по силам! Ненавижу вас... Всех! А особенно ненавидел Антуана, этого господского пащенка, который довел меня своим высокомерием. Я чуть не загрыз его, но он выжил и тоже стал таким, как я... Сказки про Африку он сам придумал, хотел показать свою исключительность. А Клод просто глупец, если решил, что какая-то сожженная одежда может меня остановить. Он горько пожалеет об этом... Антуан должен был умереть, потому что он забрал власть над стаей. Над моей стаей! Жеводанские горы мои, и вам ни за что меня не поймать, жалкие люди, я - самый сильный оборотень из тех, что когда-либо существовали здесь! И я вернусь...
В один миг завидным кульбитом он перекинулся через голову и, превратившись в старого матерого волка, рванул в лес. Двое охотников, пытавшихся его остановить, разлетелись в стороны, как соломенные куклы. Остальные, после секундного замешательства, ринулись в погоню.
- Ну вы и простофили! - с досадой выдохнул наш Волчишка. - Надо было стрелять сразу, как только он открыл рот! Теперь ищи-свищи его в ночной чащобе...
- Неужели ты не бросишься за ним?! Ты же хотел, чтобы волков больше не трогали! - взывала я к совести Волчика, который и не думал преследовать собрата.
- Хочешь, чтобы я снова под ставился под пули? Одного раза мне на сегодня вполне достаточно, иначе жена не поймет... В той стороне - засада! По-твоему, они прекратят пальбу, если увидят еще одного волка? Да людям только дай повод избавиться от всех оборотней разом, я же для них - сомнительная личность.
- К тому же там его ждет моя научно обоснованная ловушка! Он непременно должен в нее попасть, - удовлетворенно подтвердил подошедший агент 013.
Из-за деревьев раздались радостные крики, люди с удовлетворенными физиономиями возвращались назад. Погоня длилась всего несколько минут, неужели они его действительно подстрелили?
Оказалось, что сразу за поворотом тропинки на двух соснах висела туша нечастной коровы. Старый Шастель с разбегу влетел в нее лбом и намертво запутался в раскинутой сети. Пока он почесывал шишки и рвал путы, выскочившие из кустов охотники дали дружный залп! Самоуверенный оборотень был буквально нашпигован серебряными пулями, как сервелат шпиком.
Ликование народа не знало границ! Выше всех подпрыгивал счастливый Жеркур, вопивший, что именно он первый застрелил Зверя, тем самым отомстив за "мутер" и морскую свинку. Этот сомнительный подвиг никто особо не оспаривал, хотя втихомолку каждый считал героем себя. Так что никто ни с кем не спорил, все были усталые, но удовлетворенные от сознания выполненного долга. Тут появился и Клод, похоже искренне страдавший, все-таки человек потерял в один день и отца и сводного брата. Теперь все его утешали, и уже никто не думал обвинять в укрывательстве оборотня или, еще хуже, в том, что он сам вервольф.
- И сколько же времени Антуан Шастель водил нас за нос?! - возмущенно произнес кот, дергая меня за юбку. - Но я всегда подозревал этого скользкого типа! Если бы вы с Алексом чаще прислушивались к моим советам, то премия уже была бы у нас в кармане!
- Чья бы корова мычала! А кто, интересно, отговаривал нас делать обыск у него в доме, кто толкал друга в постель к старухе, кто вечно упрекал нас в бездействии, кто бегал за кисками, кто?.. - с полуоборота завелась я, не позволяя Пусику выйти сухим из воды.
Агент 013 мгновенно прекратил наглое вранье, засуетился и поспешно сбежал. А мы с командором сердечно прощались с Волчиком. Тот, конечно, предпочел бы, чтобы расставание происходило со мной наедине, но старательно не показывал виду. И лишь когда он встречался со мной взглядом, его глаза принимали нежно-грустный оттенок. Алекс так и не смог его уговорить принять заслуженное вознаграждение или хотя бы какой-нибудь подарок для жены и волчат.
- Ну что ж, друзья мои! С легким сердцем я покидаю эти края, теперь жизнь моих собратьев вне опасности. Если они не станут слишком часто таскать овец, здесь будет просто благословенное место для любого волка. Может, мне и самому стоит вернуться, перевезти семью, а? Но, увы, скорее всего, нет... В собственном доме жить гораздо комфортнее, чем в норе под корягой. Заходите в гости!
- Обязательно, когда-нибудь мы еще увидимся, - искренне желая этого, прошептала я, когда он быстро уходил в лес, улыбаясь на прощание. В моих глазах стояли слезы. Алекс обнял меня за плечи и погладил по голове, по-моему, на этот раз он не ревновал... Пользуясь случаем, надо бы сказать ему, что его великолепный охотничий нож я где-то безвозвратно потеряла...
Уход Волчика охотники даже не заметили, а кто заметил, воспринял с искренним облегчением. Авторитет нашей команды после столь удачной облавы возрос невероятно, и люди приняли на веру, что этот Волк не причинит никому вреда.
Не помню, как мы дотопали до гостиницы, как не раздеваясь упали в постели, только давно я не спала таким глубоким сладким сном. А наутро принесли посылку от графа. Развернув плоский прямоугольный сверток, я удовлетворенно крякнула. Это была "Вавилонская башня" Питера Брейгеля. Кот, неодобрительно косясь на меня (все равно картина эта будет утеряна с концами, и то, что она досталась нам, исторически справедливо), крякнул при виде увесистого мешочка с деньгами, тут же принявшись пересчитывать монеты. Там же было приложено елейное письмецо от маркиза - д'Абажур не хотел, чтобы при дворе узнали о его родстве с убитым вервольфом. В надежде, что мы сохраним эту небольшую тайну, он удваивает награду и даже готов освободить ликантропа папашу Мерло. Правда, потом оказалось, что жена арестанта все же выплатила всю задолженность и арендатора так и так выпускали. Маркиз решил воспользоваться удачным совпадением, сделав вид, что это следствие его великодушия и искреннего к нам расположения. Вот лис!
Но что бы там ни было, Франция оставила яркие впечатления, хотя и нервотрепки тоже хватало... В основном из-за идеи фикс Профессора насчет старухи-гадальщицы, и, конечно, само задание оказалось на редкость муторным (так что Шастелей-вервольфов мне совсем не было жалко).
Командор сам сходил за бумагами оборотня, они действительно представляют научную ценность. Трупы оборотней были сожжены на деревенской площади, и народ, похоже, собирался гулять всю неделю. Мы с Алексом тоже были не прочь присоединиться, нам нравились местные празднования в честь избавления от монстра, но агент 013 поторапливал нас, нудно бубня о премии, ожидающей на Базе.
Вы можете удивиться, зачем коту столько денег? Все просто, маркиз дал на облаву приличную сумму плюс еще вознаграждение за молчание и убитых оборотней. Подумав, решили распределить все это между пострадавшими от Зверя семьями. Поставили вопрос на голосование, котик остался в меньшинстве, был готов утопиться, но кое-как удержался от суицида...
Кстати, деньги раздавал именно он, как того требует справедливость, Пушок все-таки добрый и великодушный, несмотря на внешнее зазнайство. Но теперь он настаивал на скорейшем возвращении и сдаче рапорта... или мы хотим отнять у него даже законное вознаграждение за все труды и тяготы, что ему пришлось перенести во время этой операции?!
Кажется, он даже со своей французской подружкой позабыл проститься - так спешил домой. А я радушно простилась с Жослин, которая теперь смотрела на Алекса холодно и обиженно. Она сказала, что ей надо спешить домой, не дай бог, кто-то первым оповестит ее односельчан о гибели жеводанского монстра! Когда командор спросил, не знаю ли я, какая муха укусила Жослин, я ответила, что она дуется оттого, что ее недостаточно красиво изобразили на рисунке с Волком. Алекс счел это нападками на свой талант художника и в свою очередь надулся как индюк. Я испытала глубочайшее удовлетворение: все-таки стервозность не последнее качество для порядочной девушки...
Мы еще успели проститься с трактирщиком Жераром, просто хорошим человеком, и папашей Мерло, который мне очень импонировал из-за своей принципиальности. То, что за него заплатила жена, не в счет, он-то остался непоколебим!


по всем вопросам о размещении рекламы и новых книг обращаться в аську.
 
Форум » интересные произведения » Андрей Белянин, Галина Чёрная » профессиональный оборотень-2 (каникулы оборотней)
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:

Copyright MyCorp © 2019
Хостинг от uCoz